понедельник, 22 мая 2017 г.

ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ КИСЕЛЁВА С АСТРОФИЗИКОМ ГАРИКОМ ИСРАЕЛЯНОМ: Поработать на Канары.

Интервью с профессором Гариком Исраеляном – «Поработать на Канары»…




 Люди из породы Жюль Вернов, оказывается, никуда не пропали, только теперь научные факты сами напоминают фантастику. Сейчас имя этого учёного в одном ряду с такими светилами астрофизики, как Виктор Амбарцумян, Стивен Хокинг, Кип Торн, Брайан Мэй… А всё начиналось с музыки, которой не обучают в консерваториях. Рок-н-рол вообще не относился к искусству, но его инфекция свалила пару послевоенных поколений мальчишек. Парень с гитарой, Гарик Исраелян,  видел себя купающимся в лучах славы, как Пол и Элвис, и в общем-то подавал надежды, но в дело вмешался случай, серьёзно изменивший планы этого человека, но не его самого. Андрей Тарковский, в компании с молодым композитором Артемьевым, вдвоём сотворили нечто, через которое вдруг познаёшь, что есть другая сторона жизни, с Океаном Солярис, крутящимся между двумя звёздами-гигантами, с сиреневыми туманами скоплений - всем тем, чем притягателен Космос. Стоп - и доктор мне одел очки!  Чувство оказалось настолько сосущим, что гитара отправилась в чехол, а теперь уже студент Ереванского Университета, Гарик Исраелян, старался не пропустить ни слова на лекциях Виктора Амбарцумяна, читавшего математику…

Счастье, когда идеалы юности совпадают с предоставленными тебе возможностями - тогда они тебе светят всю твою жизнь. Ваша Бюраканско - Амбарцумянская юность только разожгла жар исследователя, и подарила много надежд. - Вы их осуществили? Вы не упустили свою птицу удачи, сейчас уже можно оценить какую-то часть пути, и я бы хотел получить ответы вот на какие вопросы:

Начнём с Вашего отъезда, если не возражаете: с одной стороны, это следствие распада СССР, из которого Вас могли бы просто не выпустить. Но дело в другом: Вы отправились в Утрехт - это ведь не Кембридж?  К моменту отъезда у Вас была чёткая «синица в руке», но Вы предпочли ей погоню за «синей птицей». Вам не хватило знаний, которые Вам недодал Виктор Амбарцумян, или охота к перемене мест явилась следствием каких-то иных причин?

В Утрехте была очень известная лаборатория «SPON», где работал выдающийся астрофизик, профессор Корнелис (или, короче, Кees) де Ягер. У меня была его книга, и я просто мечтал работать у него. Основная тематика – массивные звёзды. Это была тематика моей диссертации, и я продолжил работать в этой области уже с ним, профессором де Ягером, и очень многому научился у него. На меня очень повлияла его личность – честный человек, отличный учёный. Сейчас ему девяносто пять, и у него всё ещё есть идеи, хотя физика, и динамика атмосферы Солнца, мне кажется, им исследованы с головы – до пят. Я работал с ним после Утрехта, в Брюсселе, и даже, когда я был уже на Канарах.


Кстати, как отнёсся к «утечке Ваших мозгов» Сам Амбарцумян - позже он Вам простил?

Он подписал мне рекомендательное письмо перед отъездом в Утрехт. Он сам сказал, что понимает, что у молодых нет другого выхода: если они хотят заниматься наукой, то должны уехать из Армении. Была очень трудная обстановка в 1991 – 1994 годах, если Вы помните, Ереванский Университет, как и большинство в России, распустил свои научные школы, так сказать, на каникулы, без даты их окончания…

Да, это печально, если учесть, сколько труда и таланта целых поколений учёных было в это уложено, но не будем… Вам ведь было тревожно уезжать, не зная, что Вас там ждёт на самом деле, но и оставаться – это повторять вслед за Маяковским:  «Вот и жизнь пройдёт, как прошли Азорские острова»… Я Вас прекрасно понимаю.
Слава Богу, Вам неизвестна грусть большого поэта по  чему - то упущенному, самому важному.  Скажите, вот Вы свои Канары не пропустили, - это прекрасно, а что было «важно»?

Нет, не пропустил – я очень рад, что я на Канарах. Мне нравится природа, море, погода – я на курорте, а не как на курорте,  и это моя работа. Я не могу жить без солнца, здесь есть всё, чтобы заниматься наукой, новыми проектами, - всё, что мне нужно. Считаю, что мне очень повезло с моим местом на карте, я очень обязан этим островам, и моим учителям, и поэтому я многое делаю для Канар, дающих мне мои покой и вдохновение, без которых невозможно никакое полноценное творчество.
Вы спросили, что важно? Раньше меня учили – важно приносить пользу. Теперь я считаю, что важно всё, что приносит пользу тебе. Чтобы что-то приносить, надо и что-то получать, хотя, возможно, это и не совсем так…

Астрофизика изучает самое большое, что есть во Вселенной, и, в целом, её саму. Ядерная физика - об атомах , а квантовая? 
«Квантовая теория гравитации» - мечта сегодняшних физиков. Но частица «гравитон» пока не обнаружена,  и  может её вообще не должно быть?  Однако, будь эта теория создана,  и он найден, может быть, всё же удалось бы заглянуть за «Горизонт Событий Чёрных Дыр»- или это разные оперы?

Может быть… не исключено, что гравитон будет найден, но это не моя тема, хотя она и интересна, бесспорно. «Горизонт Событий» пока что непроницаем, и даже с этой частицей останется таковым. Это не моё мнение – это физика.

Гарик, а в целом, сегодня хватает мощности математического аппарата, хотя бы в Вашей профессии, или пора подумать о «Новой математике»? Кажется, профессор Хокинг придерживается этой мысли?

Хокинг может придерживаться каких хочет мыслей, укладывающихся, или не укладывающихся в математическую логику. В моей области хватает математики – никаких проблем нет!

Спасибо, но, тем не менее… А вот скажите, Стивен Хокинг, скорее всего, Ваш друг, как и Доктор Мэй - он не раз бывал в гостях у организуемого Вами астро - музыкального фестиваля «Starmus». Гарик, Вы полагаете, он лёгок в общении?  А в целом насколько совпадают ваши картины видения мира? Например, он предполагает, что Чёрные Дыры постепенно «испаряются», но во что переходит, в таком случае, их материя?


Чёрные дыры превращаются в Энергию. Закон сохранения энергии работает без проблем, так что не беспокойтесь за них. Общение же моё со Стивеном, в силу его известной специфики, несколько стеснено, но мы в полном смысле слова, коллеги, более того, по главным проблемам единомышленники, и я всегда рад его приездам на фестиваль.
Если Вам нужен его друг, обратитесь к доктору Кипу Торну из Калифорнийского Технологического Института,  кажется, они не разлей вода.

Благодарю, Гарик. Про Хокинга я понял, а про Чёрные Дыры, как у нас говорят: тут понял, а тут не понял, - уточните, если это возможно, только объясните мне суть языком своим, а не Хокинга. Как это по Исраеляну?

Это квантовый эффект. Просто Чёрная Дыра является мощным источником  гравитационного поля. Энергия этого поля превращается в другие формы энергии, которые покидают Чёрную Дыру. Дело в том, что этот процесс «превращения» происходит за горизонтом Чёрной Дыры.

А что Вы можете сказать о «Теории всего», которая, скорее всего, созреет в мыслительных аппаратах будущего, но Хокинг верит - она должна появиться рано, или поздно, после чего мы, может быть, смогли бы понять, кто мы и зачем?

Я надеюсь, что глобальные проблемы (политика, климат, надвигающийся недостаток в мире пресной воды…) не остановят развитие цивилизации до развития мыслительных аппаратов.

Спасибо, - исчерпывающе.
Благодаря телескопу «Кеплер» мы поняли, что Космос кишит планетами, но почему - то молчит? Мы не получили оттуда ни одного сигнала, ни направленного, ни случайного? Что это, - особенность психологии далёких миров, или их и наше взаимное техническое несовершенство?

Причины разные. Надо искать долго, возможно, - десятитысячелетия! Наши технологии несовершенны, развитых цивилизаций в нашей галактике не так уж и много, а может,  даже их нет – они в других галактиках…

Ну,  хорошо, у меня к Вам следующий вопрос: кроме Чёрных Дыр, Вы, кажется, занимаетесь «красным смещением» - «Эхом  Большого Взрыва». Вселенная получила, наконец, паспорт с примерной датой своего рождения, и это действительно большое открытие. Но вот появилось понятие «Тёмная Энергия», которая ускоряет расширение Вселенной. Что  это, на Ваш взгляд - тоже, своего рода,  «Эхо Взрыва»?  Но,  быть  может,  это,  всё - таки, следствие «частиц Хиггса»?
Что Вам подсказывают Ваше чутьё, знания, или у Вас на этот счёт есть уверенность?

Я этим не занимался. Лучше всего об этом было бы спросить у самого мистера Хаббла, но Вы уже опоздали. Если хотите,  я Вас направлю к своему другу, доктору Мэю, так же астрофизику, и, кстати, музыканту бывшего «Queen». Он ещё до карьеры рок-гитариста занимался Красным смещением, и имел по этому поводу научные публикации.
Извините, но в связи с вышесказанным, своего мнения об этом феномене у меня не возникло.

И, наверное, я задам вам ещё вопрос из серии «мимо», с ним Вы, очевидно, отправите к доктору Хокингу: Какая модель Вселенной Вам нравится, если можно так сказать:  «Большое схлопывание», «Бесконечное расширение», а  может быть, «Новый большой Взрыв», как вариант, спровоцированный, скажем, катастрофой Вселенной, соседней с нашей?

Моё мнение, каким бы скучным оно не показалось, - «Бесконечное расширение».   Но Хокинг действительно в этом разбирается лучше, можно сказать, он классик, он занимался «Большим взрывом», наверное, сколько помнит себя, хотя в науке нет чётких границ. Под настроение, он может заниматься и моими «Чёрными Дырами», - что он и делает довольно успешно.

Гипотез слишком много, Вы согласитесь? Мы как то скачем между Мэем и Хокингом, возможно, это тема Доктора Мэя, а не Ваша, но мне всё же, хочется послушать именно Вас?

На это, если позволите,  указывают наблюдения «Сверхновых», которые, как это известно, используются в астрономии в качестве маяков. Правильнее сказать, они наблюдаются постфактум, когда событие уже произошло, и его излучение достигло Земли. Вычислить расстояние до них, и галактики, в которой произошло событие – значит узнать их возраст. 
Извините, что бегло отвечаю, но примерно всё правильно. 

Астросейсмология,  вдохновившая Вас на «Starmus» - поверхностное колебание звёзд, назовём это «волны», которые можно оценивать в звуковом диапазоне, - это Ваше же изобретение, или она была?

Она была с 1960-х годов, я здесь не первооткрыватель, но, надеюсь, что неплохой продолжатель.
Если кого - то интересует,  исследования частотных спектров пульсирующих звёзд позволяет изучить возраст звёзд и планет с помощью естественных резонансов главной звезды. Когда «астросейсмология»  появилась, приблизительно два десятилетия назад, мы могли её использовать только применительно к Солнцу и нескольким ярким звёздам, но благодаря телескопу «Кеплер» теперь мы можем применить эту технику к тысячам звёзд.

Сколько звёзд было Вами прослушано, и какая оказалась самой певучей? Вы один этим занимались, или у Вас были конкуренты или соратники?

Лично мной исследовано 20-25 звёзд, каждая со своим сюрпризом, и пением. Не могу расставить приоритетов между их «голосами», для меня они скорее звучат, как хор.

В начале 2000-х Вы начали озвучивать звёзды, приравняв колебания их поверхности к звукам нашей гортани, или извлекаемым из инструментов, и, соответственно,  превратили себя в их преданного поклонника.  Следующим шагом, «астросейсмология», вдохновила Вас на идею фантастического  фестиваля «STARMUS», но весьма не многие знают, что музыка во Вселенной, хотя и есть, однако, открытие её феномена принадлежит Вам, и обоим Кеплерам, человеку и телескопу. Если я правильно понимаю, математически, астрономия и музыка легко переходят одно в другое. Например, Солнце от нас за сто пятьдесят миллионов километров, но дыхание  Солнца, погружающегося в Океан так легко найти в музыке заката… Мне хотелось бы услышать от Вас подтверждение тому, что действительно музыка во Вселенной существует, и даже тихий гул Чёрной Дыры прекрасно чувствует себя в ней?

Не знаю, как определить эту «музыку»…   Акустические волны, они же и звуковые, есть во многих космических объектах -  в межзвёздной среде, определённых звёздах, газопылевых дисках, атмосферах планет - это просто колебания газа. Они - везде! Может  быть, частота низкая, но она есть везде!..


А, кстати, Чёрная Дыра Ваша  - чем она пульсирует? Щекотливость момента состоит в том, что Чёрная Дыра это, по - сути, ведь, вещь в себе, она существует лишь в математических формулах?

Она не пульсирует. Но вокруг есть диски газа - вот там могут  быть акустические волны.

Ну, хорошо, вот мы выяснили, что пульсациями обладают все звёзды, без исключения, но тогда получается, что и планеты, и экзопланеты, вероятно, так же не лишены собственных голосов, благодаря тектонике и движениям их атмосфер, - Вы это действительно подтверждаете?

Пульсации бывают разные. Я не знаю, можно ли сказать, что у всех звёзд есть акустические волны… это трудно определить наблюдениями.                    Наверное, нет.
Атмосферы планет? Ну, если там есть процессы, которые могут вызвать периодические (или не периодические) колебания газа, то это будут акустические волны.

Расскажите, как Вы зажгли  этой звездно-музыкальной идеей Доктора Мэя?

В течение многих лет. Медленно.

Известнейший астрофизик - гитарист группы «Queen», и надеюсь, Ваш хороший друг, Брайан Мэй, так же, как и Вы и физик и лирик. Вы с ним вообще два маятника, запущенные в противоход, оба колеблющиеся между наукой и музыкой, - но всё же идею проведения фестивалей на горном плато скорей отнесёшь к дивиантным.  Как Брайан воспринял эту Вашу фантазию - он сразу в неё поверил?

Нет, он думал, что это будет очень тркдно. Но всё получилось.

Меня поражает  размах фестиваля, но более всего, масштаб Вашего в нём участия - как Вы вообще смогли раскрутить его махину с сотнями приглашённых гостей, большая часть которых не просто люди известные - сами всё звёзды первой величины!

Это трудно, но у меня есть идеи, стратегия… много параметров. Трудно объяснить, невозможно.

Кто выступил спонсором, - Международный Валютный Фонд, или Международный Астрономический Союз?

МВФ? Им это не интересно.  A  Международный Астрономический Союз,  –у них денег нет… это очень не богатая организация.

Насколько я понимаю, пятидесятилетие космонавтики в 2011- м, -именно эта юбилейная дата послужила гарантом того, что все приглашённые согласятся прибыть на праздник, - среди них Нобелевские лауреаты, астронавты и космонавты, астрофизики и астрономы, музыканты, певцы, политики…  Дата, ставшая  точкой отсчёта для «Starmus» принадлежала всему человечеству, но России в первую очередь, и довольно странным выглядит факт, что центром торжеств  стал не Королёв, не Гагарин, Не Байконур, и не Москва, что было бы естественно… Вселенная  расширяется, а человек сокращается, предпочитая выбрасывать из себя всё лишнее… Спасибо Вам, Гарик, за память об этом дне, О Юрии Алексеевиче!

Он вдохновлял не только меня. Мы, всё наше поколение, чем - то обязаны Гагарину,  Королёву,  Леонову,  и женщине - космонавту,  конечно. Они нам предложили повторить каждому в своей области, разумеется, как надо решать приоритетные задачи, как бросить вызов самому сложному - у каждого из нас оно своё, согласитесь…

Вот ещё штрих: на пятидесятилетие гагаринского полёта адекватно отреагировал космический композитор Дидье Маруани, и его группа «SPACE». В то самое время, когда Вы открывали свой фестиваль Дидье пригласил в Москву, в Большой Кремлёвский Дворец группу людей, причастных к тому полёту. Он посвятил событию новую песню «Гагарин - ура!», и, собрав на сцене сразу трёх космонавтов, исполнил её с ними вместе.
К слову, до сих пор не могу понять, почему Вы не хотите пригласить его на «Starmus»?

И я не понимаю почему? Саму группу я прекрасно помню, но музыкальной частью фестиваля занимаются другие люди, например, Брайан…  Знаю, что у него райдер не столь высок, как у Пола Макартни, или Элтона Джона, или я путаю их с «Зодиаком», извините, прибалтийской копией «Спейса»…  Но если Вы мне поможете…
Я подумаю, но «Зодиак» достаточно самобытен, чтобы быть копией.

Кстати, Гарик, Вы, разумеется, помните, что открывать крупнейший в мире  «Grand Тelescopio Kanaria» в рамках этого фестиваля должен был ни кто иной, как Жан-Мишель Жарр. К сожалению этого не случилось - почему? Не хватило площадки вокруг «чуда техники», или помешал тур, который у него вот-вот должен был начаться? Но в то же время группа «Tangerinе Dream» там же прекрасно выступила, показав свои музыкальные этюды на тему «астросейсмологии». В чём фокус?

Концерт Жана-Мишеля Жарра очень дорогой. Много технологии, и довольно сложный… продакшн  ( извините, никак не подобрать русского аналога этому термину). У нас спонсоров не было. С Tanmgerine Dream было в сто раз проще, поскольку они играли в зале, а не около самого телескопа. Хотя было бы красиво…

Кстати, Жарр ещё может когда - нибудь выступить на фоне GTK, или Вы вместе окончательно похоронили эту идею?

Может быть…


Я Вас замучаю с этим фестивалем, но, всё - таки, спрошу у Вас почему фестиваль не ежегодный, и не биенале, а проводится, в общем - то, от случая к случаю. Понятно, что он себя не окупает, но ведь это и не его задача. Он стал известным брендом Канар, и в целом, Испанского Королевства, не говоря о его огромной пользе для астрономии, где звёзды науки и космонавтики встречаются под сенью  крупнейших мировых музыкальных муз современности. Его роль достаточно завидна и без поступления прибыли.

Периодичность нашего праздника - это сложно объяснить. - Спонсоры, политика...  здесь много параметров - я не смогу ответить даже за пять часов!

Понятно, хоть и не ясно. Вы можете сказать,  сколько Вы над этим проектом думали, и долго ли его делали?


Если Вы имеете в виду первенца, 4 - 5 лет.  С последующими  было полегче, мы набрали определённые обороты, в таких делах инерция только на руку, ну и нас уже узнали - это приятно.

В космос на сегодняшний день слетало более пятисот человек, и стало доброй традицией приглашать кого-нибудь из этих удивительных людей на «Starmus». Помнится, на Первом от России был Алексей Леонов, а  NASA прислала своего «Гагарина» - Нейла Армстронга. Вы сами выбираете  «приглашаемых», или это решает кто-то ещё?

Я, и Учредительный Совет «STARMUS» – Леонов и Брайан Мэй…

Кого ещё Вы хотели бы пригласить на фестиваль,  почему на него до сих пор не были приглашены композиторы и учёные из России или Армении?

Пока кандидатов не нашли.
Равных  Амбарцумяну?
Хотя бы в половину его…

Ладно… С фестивалем «Starmus» мы общими усилиями разобрались. Осталось отметить великолепие места его проведения, тёмно-синего неба над Океаном на фоне величественных вершин и куполов башен - видимо, помогает закон Правительства Испании о чистоте на архипелаге, принятый ещё в конце того века,  а вот над Пулковской Обсерваторией, ощущающей  наличие рядом огромного Санкт-Петербурга, такой чистоты уже давно нет. Как Вы думаете - может быть, было бы логичнее превратить подобные объекты в музейные парки, а старые инструменты - в их экспонаты?


Наверное, не только в музеи и парки, - кружки астрономии, места для астромузыкальных фестивалей, лекций и конференций. Кстати, - и планетариев, я не понимаю, что им делать внутри больших городов? Таких Обсерваторий в мире найдётся не один десяток, и все их можно превратить в зоны популяризации не только астрономии, но и науки вообще.

Гарик, у Вас, безусловно,  бюраканская школа -  школа Амбарцумяна. Безусловно, Вы пошли дальше. А как насчёт собственных учеников, они у Вас есть, как были у Виктора  Амазасповича, или Вы пока не видите ни в ком  продолжения себя в науке?

Вы правы: у меня было несколько аспирантов – 5 или 6, будут ещё. Наверное, это и есть ученики, о которых вы говорите, если они сами согласятся считать себя таковыми. Я надеюсь, что вложу в них не меньше, чем в меня мой учитель, Амбарцумян.

Иногда в Вас прорезается демонический взгляд, хотя, по натуре, Вы, по-видимому, человек и коммуникабельный и достаточно благорасположенный ко всем остальным двуногим. Скажите, Гарик, Вы можете позволить себе гнев, я уже не говорю, ярость - что Вас может вывести из себя, и как надолго, - прошу Вас?

Меня – из себя? Трудно. Не знаю, всё зависит от того насколько силён эффект. Никто не знает, на что способен, пока не возникнет критическая ситуация. Я человек, и мне не чуждо ни хорошее, ни дурное, ни демоническое, как Вы сказали, из репертуара этой «рептилии».


Жизнь большого учёного не только сидение в башне из слоновой кости -она  ещё много, много, много чего: лекции, симпозиумы, научные семинары, и административная работа, если ты ещё отвечаешь за научное направление, или очередной «Starmus». Ночи - для звёзд. А для себя у Вас что-то есть, кроме гитары? Мне кажется, в Вашей натуре активный отдых - байкерство, рыбалка, горные лыжи… Я не угадал?

Походы, горы, море – в моей натуре. Но на лыжах я не катаюсь. В менталитете горцев этого нет, да и на Канарах нет снега.

Вам много времени приходится проводить на заоблачной высоте - так было  в Бюракане, и продолжается на Тенерифе. Скажите, это не тяжело в плане здоровья, всё - таки, кровь не насыщается кислородом, а ей ведь омывать мозг. С этим Вы просто сжились, став ещё более горцем, чем в час своего рождения, или нашли какой-то иной способ сохранять форму?

Генетика, очевидно, всё - таки, сказалась, поэтому у меня нет проблем с высотой. Я себя чувствую очень хорошо на 3000 – 4000 метров.

Не так давно началась программа по присвоению имён собственных экзопланетам, продолжают присваивать имена астероидам и малым планетам, скажите, имя Амбарцумяна уже можно найти на карте звёздного неба?

Пока нет, но, надеюсь, это случится скоро.

А нет ли во Вселенной чего-нибудь имени самого Вас?


Астероид – в моей копилке пока только он один.

Можно  Вас спросить - помните  у Городницкого его щемящее «над Канадой, над Канадой»?… А Вам не хочется, под настроение, спеть «над Канарой, над Канарой» - Вам Тенерифе не напоминает Ваш Бюракан, «Домбайский вальс» Визбора?


Городницкого очень люблю, но - нет, Тенерифе - не Канада, это совершенно другое место. Я в Бюрокане был только 4-5 лет, а на Тенерифе - 20! Вы спрашиваете, вероятно, о ностальгии? Конечно, это бывало в первые годы, особенно осенью, когда Океан штормит, но с нею не сделаешь  ни открытий, ни карьеры, да и  работа на Острове не оставляет времени для сантиментов.

Сегодня  «Grand Тelescopio Kanaria» - крупнейшая за всю историю, начиная от Галлилея, «труба» для наблюдения за всем, что окружает Землю. Как распределяется время работы на нём, часто ли Вы его используете в своих исследованиях, и какие ещё телескопы, кроме Канарского, в планах Ваших научных работ?

Время трудно получить - всё по конкурсу.  Для наблюдений мне, в основном, достаются «NOT» и «TNG» - другие телескопы Ла Пальме.

Гарик, благодарю Вас за эту беседу. Надеюсь, что она заполнит некоторые белые пятна в истории астрономии, и в какой - то степени, музыки, а главное откроет Вас российскому читателю. Не сомневаюсь, что Ваши открытия ещё впереди, и что мы ещё побеседуем о них.
Спасибо за откровенность - эта черта присуща, увы, не многим, у Вас она есть. Надеюсь, что она помогает Вам по жизни, а не мешает.

Вот чуть не забыл спросить: Кстати, Вы не задумывались о том, чтобы слетать на Орбиту? Мне кажется, я бы не удивился, если бы однажды это произошло, и Вы стали ближе тем самым звёздам, ведущим Вас за собой. А посему, хочу пожелать Вам,  космическому учёному, здоровья астронавта!

В любом случае, за здоровье спасибо, хотя у меня и нет 20 - ти миллионов ни долларов, ни евро, чтобы заплатить за туризм на Орбите. Я был бы не против,  но, к сожалению, это невозможно.

И ещё: хочется от имени собственного, и всех читателей нашего информационного агентства МИА «МИР» поблагодарить Правительство Испании за чистое небо над Тенерифе, и за то, что оно нашло понимание необходимости финансово поддержать Ваш прекрасный проект «Starmus».

Спасибо за тёплые слова из России, всех благ вашим читателям, и успехов вашему «МИРу»

С Доктором Исраеляном беседовал Игорь Киселёв
Молодёжное информационное издание «МИР».



Комментариев нет: