вторник, 12 апреля 2011 г.

"Новые Горизонты": ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ, КАК ПОЕХАЛИ ! Игорь Киселёв, Ольга Самсонова, Мария Астанина.



Didier MAROUANI


ИНТЕРВЬЮ: "Я готов лететь в космос хоть сейчас!"

Мир довольно хорошо знаком с космической группой Space, но более всего это, пожалуй, касается российских слушателей: мы привыкли ощущать "музыкальную ракету" почти своей. Однако на вопрос, кто такой Дидье Маруани (Didier Marouani), ответят единицы: мало кто знает, что долгое время Space был, фактически, "группой одного человека". Но и для тех, кто хорошо знаком с мэтром электроники, наша беседа с Дидье откроет что-то новое. В новом интервью Звукам Дидье рассказывает о себе, своей музыке, любви к искусству и семье, а также продолжает раскрывать нам тайны Космоса...


Н Г

Дидье, обычно, просматривая биографии разных композиторов, замечаешь, что в их семьях далеко прослеживается "музыкальная жилка". Можно ли то же самое сказать про членов Вашей семьи?

Маруани:

Да, семья моего отца была связана с музыкой, но только в качестве менеджеров или издателей. И, будучи мальчиком, я повидал много знаменитостей. В 5 лет я подошел к отцу и сказал, что хочу изучать музыку. Я тогда действительно понял, что люблю музыку, что меня интересует именно музыка, я хочу уметь играть классику! Позже, когда все мальчики уже вовсю встречались с девчонками, ходили купаться на пляж, мне чаще приходилось говорить: “Нет, нет, я не могу...”, потому что в то время как их ждало море, меня ждало пианино...


Когда я был уже почти на грани отчаяния, на помощь пришел мой дядя Гилберт. Он попросил меня отправить ему что-нибудь из своих сочинений. Я отправил, дядя нашел отличного французского автора (им оказался ровесник Дидье Мишель Журдан (Michel Jourdain – прим. пер.), который написал слова к моей мелодии - и получилась песня.


Вскоре дядя издал ее, а на обложку поместил мою фотографию. Вы можете себе представить, как же я собой гордился – мне тогда было всего 12 лет! Так у меня и появился дальнейший стимул продолжать заниматься музыкой.


Н Г

А Ваши дети - какие у них интересы, продолжают ли они Ваше дело?

Маруани:

Мне очень повезло – все три моих сына очень талантливы, причём в разных областях.


У старшего сына Себастьяна процветает компания, которую он три года назад основал с тремя своими друзьями. Его компания занимается внутренней связью огромных французских организаций со их подчиненными. Себастьян – великий человек с большим сердцем! Я его очень люблю.


Рафаэлю сейчас 11, Кристоферу - 9. Оба обожают музыку и прекрасно играют на фортепиано и гитаре. Плюс ко всему, они уже начали сами что-то сочинять. А прямо сейчас Рафаэль играет 4-ю мазурку опус 67 Шопена, а Кристофер – ноктюрн опус 55 и 1 балладу Шопена. Если Вам известны эти композиции, то Вы должны знать, что они весьма трудны в исполнении. И видели бы Вы, с каким эмоциями Кристофер играет первую балладу Шопена! Это такой прилив счастья!




Но ребята у меня молодцы не только в музыке. Они занимаются спортом: хорошо играют в гольф, катаются на лыжах, любят погонять мяч... Наверное, лучшее из всего, что я когда-либо создал, – это мои дети.


 Н Г
Расскажите, пожалуйста, о самом странном подарке, который Вы когда-либо получали. Правда ли, что русские поклонники довольно эксцентричны в своем стремлении порадовать Вас? на что Вы сами опираетесь при выборе подарка?

Маруани:

3 месяца назад в Уфе, во время перерыва между двумя песнями, на сцену поднялся человек, взял мой микрофон и что-то начал говорить по-русски, обращаясь к публике. Я сначала было подумал, что это, наверное, наш русский промоутер или директор этого концертного зала... Я слышал, что он называл мое имя, благодарил меня.

Я начинал уже чувствовать себя немного неловко, стал нервничать (сами понимаете, что во время концерта, в состоянии постоянной сосредоточенности, непредвиденные обстоятельства могут здорово выбить из колеи). После двухминутной речи этот человек подошел ко мне, снял с себя часы и вручил их мне! Я растерялся и даже не знал, что сказать... Просто прямо на сцене поблагодарил его за подарок. После концерта мой менеджер подошел ко мне вместе с Себастьяном (оба знатоки и любители часов) и сказали, что подарок, между прочим, очень ценный...

Знаменитый француз не ожидал такой щедрости от уфимского поклонника

Я не стану называть вам цену этих часов, но теперь я действительно понял, что этот подарок для меня поистине очень важен. Я ношу эти часы, практически не снимая. Они гораздо больше тех часов, что я обычно привык носить, но они мне очень нравятся. Очень жаль, что у меня нет ни адреса, ни телефона этого молодого человека. Я бы очень хотел его лично поблагодарить за такой прекрасный подарок (если вы найдете этого человека из Уфы, пожалуйста, дайте мне знать).


Что же касается того, что дарю друзьям я, то я всегда дарю то, что им нравится (если, конечно, знаю, что им нравится). И я буду продолжать искать подарок, даже если у меня это займет уйму времени.



Н Г

 Говорят, Вы недавно издали собственную книгу. Это правда?

Маруани:

Да, это правда. Три года назад я выпустил на Украине книгу. Признаюсь, мне очень понравилось над ней работать. В течение пяти или шести дней я просто сидел перед писателем и рассказывал о своей жизни. И вот вам книга! Там много фотографий, начиная со снимков из моего детства и заканчивая фотографиями сегодняшних дней. Также там, конечно же, много моих личных воспоминаний. Для меня эта книга – лучшая память. А сам процесс ее создания для меня был своего рода терапией.

Картинка 6 из 9

Н.Г.

Наверное, у любого человека на Земле (а, может, и на Марсе) есть место,
которое ему нравится больше всего, так сказать, место "для души". Где
отдыхаете Вы? Ваша любимая страна, город?

Дидье Маруани


Мой ответ - Монако. Мне повезло родиться в этом прекрасном государстве.
И, пускай, оно, возможно, самое маленькое, я точно знаю, что это одно из
самых красивых мест на Земле. Когда мне исполнилось 15, моя семья
переехала, и мне пришлось покинуть моих лучших друзей. Но я безумно
счастлив, что никогда не терял с ними контакт и мы до сих пор остаемся
самыми хорошими друзьями. Стоит сказать, что только в Ницце или в Монако
я чувствую себя по-настоящему ДОМА! Ведь там все самое дорогое, что у
меня есть. Я езжу в Монако по два-три раза в год и каждый раз с
нетерпением жду встречи со своими друзьями. А местная кухня? Она
навеивает на меня столько воспоминаний! И в какое бы время года Вы ни
приехали в Монако, вас обязательно встретит теплое солнце!



 Однажды Вы уже предсказали, что будущее стоит за электронной музыкой, и оказались абсолютно правы. А что есть музыка будущего сейчас?

Маруани:

В 1978 году я говорил, что синтезаторы станут основным средством создания музыки не только для конца XX, но и XXI века в том числе, и, думаю, я не ошибся тогда с предсказанием. Сегодня ни один концерт или диск не обходится без использования синтезаторов.


Этот инструмент стал просто незаменимым для композиторов и аранжировщиков! Он позволяет мгновенно услышать то, что вы только что сочинили у себя в голове. А вспомните, как все было 35 лет назад? Пришел музыканту в голову какой-нибудь аккорд, он записал его на бумажке, а послушать его звучание он может только в своей студии, до которой добраться еще надо.


Вот и мучайся с тем, что в голове крутится. А сейчас у тебя есть возможность тут же набрать нужное тебе на синтезаторе и проверить, что же получилось из этих нот! Чудеса техники!

Картинка 9 из 9

Музыка будущего, как и вся хорошая музыка, что мы слушаем сегодня, будет всегда в первую очередь основана на мелодии. Когда вы её найдёте, можете делать с ней что угодно, обрабатывать в каких угодно стилях: рок, джаз, поп, рэп... Но! Нужно найти эту мелодию! Иными словами, рецепт хорошей песни прост: берете хорошую мелодию, смешиваете ее с хорошей мелодией - и приправляете щепоткой хорошей мелодии!


Н Г

 Где, по-Вашему, самое подходящее место для концерта Space?

Маруани:

Лучшее место для концерта - это место, где тебя по-настоящему любят и ждут. Где ещё можно получить столько любви за два часа? Разве я могу желать чего-то иного?


Иногда журналисты, или кто-либо другой, говорят мне: "Во время выступления Вы очень сильно выкладываетесь и в музыкальном, и в физическом плане..."


А я всегда отвечаю, что то, что я отдаю публике, не сравнить с тем, что я от нее получаю!


От зрителей идет огромная отдача! И мне ужасно трудно осознавать, что когда-то наступит время последнего концертного тура, и больше не будет этих счастливых двух часов, и этой публики... В такой атмосфере любви и единения, если уж и прощаться, то только как Мольер — умерев на сцене.


Н Г

 Как Вы нашли музыкантов для второго состава Space?


Маруани:

С 30 лет я пытаюсь создать настоящую Space-семью. Не просто компанию, которая вместе ездит с одного концерта на другой, а именно семью! Все эти годы я отбирал лучших музыкантов и техников, я искал людей с большим и чистым сердцем.


Я считаю, что одного таланта недостаточно, если за этим талантом нет глубокой и красивой человеческой души. И я таких людей нашел! На сегодняшний день я ничего не хочу менять в составе команды Space. Я с гордостью могу сообщить, что сейчас я всем и всеми очень доволен.


Я работаю с очень талантливыми и хорошими людьми. Да, мне приходилось иногда делать выбор, и порой весьма нелегкий, и когда мне приходилось расторгать контракт с каким-нибудь музыкантом или инженером, я всегда старался брать всю ответственность на себя.




 От инженеров не меньше, чем от нас, музыкантов, зависит то, как пройдет концерт. Они приезжают на место за несколько часов, устанавливают аппаратуру и сложнейшее оборудование, им приходится находить быстрое решение разных непредвиденных проблем... На ребятах лежит очень большая ответственность за успех мероприятия.




Н Г

 Хотелось бы Вам вновь окунуться в атмосферу времен концерта на Красной площади? В чем разница между публикой тогда и сегодня?

Картинка 4 из 56

Маруани:

Знаете, я стараюсь не оглядываться на то, что было. Я всегда стараюсь смотреть вперед. Но мне иногда приятно оглянуться и вспомнить концерт на Красной площади, который я считаю одним из самых главных достижений в своей жизни.

Когда в 1982 году я встретился с министром культуры СССР господином Барабашем, и он предложил мне выступить с концертами в Советском Союзе, я ответил: "Да, с удовольствием, но мне бы хотелось дать бесплатный концерт на Красной площади..." Видели бы вы его лицо! После долгого молчания, он сказал: "Господин Маруани, мы разрешим Вам дать 9 концертов в Москве и еще по 6 в Ленинграде и Киеве, но как Вы можете меня просить о таком!? Вы сами прекрасно понимаете, у кого на Красной площади всегда открыты двери, поэтому о концерте там не может быть и речи!!!"

Картинка 1 из 56

Как бы там ни было, предложение российского министра культуры дать серию концертов в СССР мы приняли - и уже в 1983 году мы дали 21 концерт, в общей сложности собрав на своих выступлениях более 600 000 человек! И только через 9 лет, после месяца переговоров с московским правительством, господином Лужковым и еще несколькими министрами, я наконец получил разрешение дать первый в истории концерт на Красной площади.


Спрашиваете, не хотел бы я снова окунуться в атмосферу тех дней? Нет. Это так трудно мне далось… Тот концерт я до сих пор считаю одним из своих основных жизненных подвигов.


Это был мой личный подарок москвичам, мне хотелось, чтобы Красная площадь ассоциировалась у людей не только с военными парадами.

Картинка 144 из 22075

Что же касается публики, то разница - огромная! Теперь тебе не запретят встать с места во время концерта и не попросят поскромнее выражать свои эмоции. Но что осталось неизменно в русской публике,- так это великодушие и любовь, с которой они принимают артиста.


Н Г

Вы говорите, что интересуетесь искусством. Какие основные различия просматриваются между нынешним искусством и искусством классическим? Какие из современных художников и писателей нравятся Вам?

Маруани:

 Да, я очень люблю искусство, причем во всех его проявлениях. Художник, писатель или еще кто-либо всегда развивается вместе со временем, но он часто зависит от того, насколько развита демократия и чувство свободы его народа. И я не могу не радоваться тому, что в России человек теперь свободен и волен выразить себя с любой стороны. А это было непозволительно в 1983 году.



Мои любимые деятели искусств? Мне много кто нравится, всех и не назвать. Но из музыкантов, например, выделю Элтона Джона (Elton John) и сэра Пола МакКартни (Paul McCartney)
Картинка 6 из 254

из художников — Жана-Мишеля Баския (Jean-Michel Basquiat)

Картинка 7 из 1982

, из писателей — Фрэнка Конроя. Мне очень нравится книга Фрэнка "Тело и душа". Я считаю, что любому человеку просто необходимо ее прочитать — это шедевр!

Картинка 11 из 326

Н Г

Кстати, правда ли, что Вы встречались с Сальвадором Дали?

Маруани:

Я на самом деле встречался с Сальвадором Дали, когда мне было 18. Он даже хотел нарисовать мой портрет. В течение 10 дней, пока он был в Париже, я регулярно виделся с ним у него дома, знакомился с его многочисленными друзьями, мы все вместе обедали. Когда Дали пригласил меня в Испанию к нему домой в Кадакес, где он и собирался писать мой портрет, я отказался. Пока я гостил у него в Париже, некоторое из того, что я видел в его доме, меня немного смутило и задело... Но тем не менее, само знакомство с такой экстраординарной личностью, как Дали, я считаю очень хорошим опытом моей жизни.

Картинка 38 из 96000

Н Г

 В одном из своих интервью Вы говорили, что выпуск альбома "С Земли на Марс" назначен на 2 февраля 2010 года. Выпуск диска был отложен?

Маруани:

Да, я очень долго работал над этим альбомом, и в итоге даже решил отложить его выход, чтобы еще посидеть над обработкой и аранжировкой композиций. Через какое-то время я получил разрешение на то, что диск "С Земли на Марс" будет отправлен на Красную планету с первой российской экспедицией. И специально ради этого я даже записал композицию "Послание Марсианам" (если они существуют), в которой я пытаюсь дать им знать, что Люди прилетели на Марс с миром и очень ждут с ними встречи.


Над этим альбомом работало много талантливых музыкантов: Джеф Паррент - главный клавишник Space, гитарист Мишель Эйм. Две песни для альбома спела Мэделайн Белл, голос которой мы можем слышать в песнях в первых трех альбомах нашей группы. Я очень благодарен всем, кто принимал участие в создании этого альбома, и я рад, что его выпуск состоится как раз перед концертом в Москве 13 апреля.


Н Г

В московском концерте 13 апреля примет участие французский астронавт Жан-Лу Кретьен, которого можно поистине считать героем одновременно России и Франции: он дважды летал на наших ракетах и трижды работал на наших станциях. Теперь Bы с ним летите в Москву в одном экипаже. Кому пришла в голову эта идея?



Маруани:

Впервые я встретился с Жаном-Лу 15 лет назад во время рекламной кампании альбома ”Space Opera”. Мы даже снялись с ним в двух телепередачах. Для меня было честью познакомиться с этим французско-русским космо-героем! Я много спрашивал его про космос, а он много спрашивал меня о "Космической Опере"


Ему было интересно узнать, как же этот альбом попал в руки людей из Главкосмоса, как он потом оказался на станции "Мир" и как он был запущен в открытое пространство…

Картинка 5 из 6078

Месяца три назад, заручившись поддержкой Роскосмоса и Российского министерства культуры, я связался с Кретьеном и пригласил его принять участие в московском концерте, посвященном юбилею полета Гагарина. К моему счастью он принял мое предложение и даже согласился вместе с российскими космонавтами исполнить на сцене песню "Гагарин, Ура!", которую я специально написал в честь юбилея. Я недавно встречался с ним в Париже и в очередной раз убедился, что Кретьен – прекрасный человек.




Н Г

Совсем скоро мир будет праздновать юбилей первого полета человека в космос. А Вам самому никогда не хотелось отправиться в космическое путешествие, полететь на Марс?

Маруани:

О, это моя мечта! Но, как видите, этого пока так и не произошло... Я готов лететь хоть сейчас! Можете себе представить, как это будет выглядеть – "Космос" в космосе! Некоторые говорили, что с моим ростом я просто не помещусь в ракете, но я с ними не согласен.


Н Г

Однажды Вы мечтали о концерте на Красной площади - и в конце концов удача Вам улыбнулась. Вы хотели поработать с российским Симфоническим оркестром - и Вам это удалось! К чему Вы стремитесь сейчас?



Маруани:

 Как бы гордо это не звучало, но мне повезло по жизни. Я родился в замечательной любящей семье, рано стал заниматься музыкой, рано прославился, музыка раскрыла во мне самые хорошие качества – она буквально сформировала меня. Я имел возможность заниматься тем, что мне нравится, да еще и неплохо жить за счет этого. Я влюбился, стал отцом трех замечательных мальчишек, я получаю много любви от своей публики! Я достиг в жизни многого из того, чего хотел! Что я еще могу желать? Утром я просыпаюсь с пониманием, что жизнь каждый раз дает мне прекрасный шанс сделать то, что я хочу. И я продолжу мечтать, сочинять и дарить счастье своим поклонникам.



Ну все, всем пока!
Побежал записываться в космонавты...



Н.Г.

Удачных Вам стартов, мелонавт, Дидье Маруани.

Официальный сайт группы Space: www.space.fr


Интервью подготовлено Ольгой Самсоновой и Игорем Киселёвым.









Jeff PARENT

ИНТЕРВЬЮ: "Инопланетяне не будут удивлены тем, что увидят на нашей планете"


Осенний тур нашей старой знакомой команды Space по России был коротким, но оказался запоминающимся. Однако он носил, скорее, характер "пристрелки": французские электронщики подбирали программу, которой планировали поразить Москву. Ещё тогда мы договорились с мсье Джеффом Паррентом (Jeff Parent), главным помощником капитана Маруани, о беседе. Однако из-за работы над новым альбомом "С Земли-на Марс" интервью состоялось лишь накануне весенних гастролей - но ожидания стоили того...


Игорь Киселёв

Джефф,по завершении очередного тура "Space" по России нам очень хотелось спросить: какой город из посещённых вами в ноябре оставил в Вашей памяти особое впечатление? Ведь география тура на этот раз пролегала в стороне от привычных маршрутов - -столица Урала, столица Башкирии, и культурная столица России, Санкт-Петербург... А как же Москва? Неужто ваша команда так и не простила ей сорванного концерта в марте 2009 года?

Картинка 67 из 472

Джефф Парент:

- Ну что вы! У меня осталось очень хорошее впечатление от тура. Всегда очень приятно посещать новые места. Но, по правде говоря, у нас не было времени на то, чтобы тщательно осматривать каждый город, куда мы приезжали, потому сразу же после концерта, зачастую - тем же вечером,- надо было уже ехать в другое место. Расстояния у вас большие, а времени мало. Так что я не могу вам точно сказать, какой из городов мне понравился больше. Но зато мне очень запомнилась поездка на поезде из Уфы в Екатеринбург. Мы как дети резвились в вагоне и время от времени прилипали к окнам, чтобы полюбоваться пейзажами.



Игорь :

 Вы наносили свои музыкальные визиты в нашу страну, ещё когда она называлась Советским Союзом. В чём изменилась наша публика с той далёкой поры? А восприятие музыки,- с годами Вам стало легче, или, наоборот, тяжелее находить контакт с залом?

Джефф:

 - Я не принимал участия в первом туре группы в 1983 году. Мой первый тур в составе Spacve был в 1991 году, но я с уверенностью могу сказать, что сейчас намного легче найти контакт с публикой, поностальгировать... И все равно нам приходится сталкиваться с проблемами: к примеру, когда Дидье просит зрителей подойти поближе к сцене. Но это, конечно, не сравнится с тем, что было в 1983 году, когда по бокам от каждого ряда стояли милиционеры. Тогда даже просто встать с места было нельзя, а о том, чтобы подойти ближе к музыкантам, не могло быть и речи!



Игорь :

Так сложилось, что мелодии "Space" сильнее всего легли на душу именно жителям бывшего СССР. Как господину Маруани, и Вам - его главному помощнику, удалось подобрать свои лирическо-космические ключи к очень не простым сердцам россиян?

Джефф:

 - Это секрет Дидье. Он мастер по подборке и нахождению мелодий. Стоит тебе сыграть какой-нибудь аккорд, а у него уже новая песня готова. Просто невероятно! И обычно мы, остальные участники группы, не мешаем ему в этом деле - только иногда что-нибудь можем посоветовать по поводу каких-нибудь отдельных партий или ритма.


Игорь :

А какой из ваших туров по СНГ запомнился больше всего?

Джефф:

- Мне много чего запомнилось с тех времен. К тому времени, когда я впервые вышел на сцену в 1991 году, я уже был наслышан о том, что вашим людям очень полюбилась группа Spаce, поэтому мне было очень приятно теперь самому встретиться с ними. Публика настолько добра и приветлива! Все были счастливы. По личным причинам мне очень запомнился концерт в Киеве в октябре 2001 года.

Картинка 23 из 17188

 Мы тогда выступали там вместе с симфоническим оркестром. И я никогда не забуду нашу совместную работу с хором Красной Армии. Мы как-то открыли дверь в репетиционный зал, а там стоят ребята и исполняют партию из "Первой Космической Оперы". Какая от них шла энергетика!



Игорь :

 И тут же вопрос о залах: наши площадки принято ругать. Как по-Ващему: они чем-то отличаются от тех же в Европе, и насколько они отличаются между собой? Олимпийский, Большой Государственный Кремлёвский Зал, площадки в Санкт-Петербурге, или на Украине,- где Вам лично было комфортнее выступать?

Картинка 13 из 5817

Джефф:

- Концертные залы везде почти одинаковые, разница незначительна. Но лично мне не очень нравятся "площадки-катки" - там очень специфичный звук. Однако самое худшее, с чем приходится сталкиваться во время концерта – это проблемы с оборудованием. Во время прошлого тура у нас сломались два синтезатора, но нашим техникам чудесным образом удалось починить один из них (второй же был в качестве запасного).


Игорь :

Ваш приход в коллектив "Space" в качестве аранжировщика совпал с выходом одного из самых знаковых его альбомов, "Космическая Опера", в котором невесомая электронная лиричность стала не главной, уступив место почти бетховенской глубине и глобальности. Этот альбом и сейчас стоит особняком среди всего материала, когда-либо записанного "Space". Вы, наверное, хорошо помните то время. Насколько идеи Дидье тогда нуждались в профессиональном аранжировании? Иначе говоря, для Вас тогда совпали время и место, и Вы стали одним из родителей этого музыкального шедевра?



Джефф:

- Прошу прощения, но это неправда. "Космическая опера" как раз была первым, над чем я работал уже в команде "Дидье Маруани и SpAce". Но все-таки это полностью детище Дидье. Я только немного поработал со звуком. Дидье всегда точно знал, чего он хотел. Мы несколько месяцев безвылазно сидели в его студии, занимаясь монтажом и аранжировкой. Было очень интересно, но в то же время нелегко, потому что мне нужно было угадывать и находить звуки, которые хотел Дидье. Но в то же время сам Дидье не отдыхал. У него прекрасно получалось удерживать в голове все возможные аранжировки, и при этом не сбиваться с пути.



Игорь :

 За годы Вашего с Дидье общего дела вы, наверное, уже научились слышать музыкальные мысли друг друга? В большинстве известных музыкальных коллективов это происходит без лишних слов, но всё же бывают ли между вами творческие споры? Ведь, как-никак, полное название вашего коллектива "Дидье Маруани и группа Спейс" подразумевает командность?


Джефф:

- У нас нет какой-то особой системы в работе. Я живу на юге Франции, Дидье – в Париже. Но мы постоянно обмениваемся идеями. Композиция может начаться с какого-то звука, особой темы или ритма. У Дидье есть определенные синтезаторы, к которым он привык. Он может слету взять и сочинить какую-нибудь песню на пианино или на каком-нибудь другом из своих инструментов, отослать получившееся мне по Интернету, а я ему уже со своими штрихами отсылаю песню обратно. Получается своеобразный "пинг-понг".


Игорь :

Ваш новый альбом назван "С Земли-на Марс". Логично, что "Space" продолжает тему космоса... А что для Вас космическая музыка, Джефф? Насколько этот стиль самостоятелен и близок лично Вашему музыкальному вкусу?


Джефф:

- Конечно, очень близок! Зачастую во время написания песен композитор думает о чем-нибудь или о ком-нибудь. Если закрыть глаза и подумать о космосе, то в голову тоже приходят какие-то мысли... Сейчас объясню... как они бы пришли, если бы вы подумали о своем отце, дальней поездке, женщине, трагедии… А синтезаторы очень хорошо передают "космический" настрой.


Игорь :

Будучи свидетелем ноябрьского выступления Space в Петербурге, я наблюдал за вашей работой на сцене. Вы играли, словно бы в дуэте, подхватывая партии друг-друга. И как много в этом импровизации, или концерт - процесс, скорее, запрограммированный? Я переведу этот же вопрос в плоскость аранжирования музыки,- насколько звучание той или иной композиции зависело от Вашего внутреннего настроя, или даже
настроения?





Джефф:

 - Как Вам известно, на сцене мы используем много всего: лазеры, видео, фейерверки, различные световые инсталляции и всевозможные звуковые эффекты. И в связи с этим мы сильно ограничены по времени и возможности на импровизацию. Но иногда можно отвлечься, и тогда действительно выходит нечто интересное.




Игорь :

Работа над какой мелодией была самой трудоёмкой и наиболее интересной?

Джефф:

 - Мне понравилось работать над песней "Back to the future". Она входит в новый альбом, который вот-вот выйдет. Основная задача заключалась в создании гипнотической иллюзии при быстром темпе самой мелодии. И как только нам показалось, что песня уже полностью готова, Дидье, как это часто бывает, нашел "ту самую" правильную ноту, которая, придав мелодии желаемое звучание, обозначила красивую завершенность. Кстати говоря, это единственная композиция группы SpAce, на протяжении которой звучит только один аккорд!



Игорь :

Ваша группа часто играет в тандеме с каким-либо симфоническим оркестром. Наверное бывает сложно сделать звучание электронных, классических, или даже народных инструментов, таких, как дудук, сопровождавший ваш концерт в Ереване, единым?


Джефф:

- Мы всегда заранее подготавливаем две версии: с учетом и без учета сопровождения симфонического оркестра. Поэтому участие какого-нибудь инструмента в концерте - не проблема. Что же касается гостей, таких как, например, Дживан Гаспарян (он играл на дудуке на концерте в Армении), то мы всегда им рады. Дживан - очень талантливый музыкант, он всегда умеет правильно подступиться и слиться с композицией в единое целое. Такой человек никогда не подведет.


Игорь :

Надо признать, что Space одним из первых соединил музыку и свет в цельное действо. Уверен, что при проектировании шоу Вам приходится заниматься и световым решением композиций. Не расскажете, как происходит это "прикуривание одного от другого"?



Джефф:

- У Дидье уже есть особая группа светоинженеров, которая очень точно понимает, чего он хочет сказать той или иной мелодией. Я - всего лишь участник группы Spаce, поэтому мне не приходится заниматься подобными вопросами.


Игорь :

 В отличие от концертирующего Вашего главного единомышленника и конкурента, маэстро Жарра, вы с Дидье включаете в свои концерты приличную лепту сольного вокала. Не берусь судить, насколько это оправдано, меня интересует другое: насколько для Вас отличается исполнение чисто инструментальных партий от музыкального сопровождения пения той же Ду-Ду?

Джефф:

 - Нам нравится смешивать музыку и вокал. Дидье же не только за синтезаторами стоять умеет. Иногда во время написания композиций он решает, что это вот будет просто мелодией, а это станет песней. Иногда сама музыка подсказывает, стоит ли добавлять вокальную партию. Не забывайте, что Дидье начинал свою карьеру именно с написания песен. И я рад возможности поработать на сцене с такой прекрасной певицей, как Ду-Ду.


Игорь :

Джефф, а насколько группа Space находится в контакте с людьми, что делают для нас всех космос ближе - в первую очередь астрономами, астронавтами, или писателями-фантастами?


Лично Вы являетесь поклонником таких талантов пера, как Артур Кларк, или Рэй Бредбери? Вот Жарр, к примеру, собрался дать концерт на Луне, Маруани надеется отправить свой новый диск на Марс - а у Вас никогда не было фантазий подобного рода? Как, на Ваш взгляд, обстоит дело с внеземным разумом?


Джефф:

 - Даже если я не могу поверить в то, что мы - одни во Вселенной, я не могу ничего доказать. Парадокс, правда? Может, я не буду оригинальным, но самое главное моя "фантазия" - это Свобода и Счастье. И, знаете, мне кажется, что инопланетные гости не очень будут удивлены тем, что они увидят на нашей планете.

Картинка 41 из 10510

Игорь :

 В последнее время много говорится о начале колонизации человеком Ближнего Космоса. Как думаете, какая мелодия Space могла бы стать её гимном?


Джефф:

- Ого, ну и вопрос! "Let me know the Wonder", думаю, могла бы стать неплохим гимном.



Игорь :

Какие ещё группы, играющие сегодня, кроме уже названного Жана-Мишеля, близки вам по духу, и есть ли таковые в России?





 Джефф:

 - В первую очередь "мелодия, мелодия, мелодия", как сказал бы Дидье. "Волшебное сочетание" мелодии и синтетического звука - это музыка Spаce.



Нам не нравится музыка, которая состоит только из плоских "би-ди-би-ди" или "тыц-тыц". Каждый может создать на синтезаторе какую-нибудь музыкальную линию, добавить парочку шумовых эффектов и посчитать себя гением. Но неужели он считает, что кроме него до этого больше никто не додумается? У Дидье есть замечательный друг Олег Гуртовой (основатель российской группы Вега - прим. авт.), в композициях которого прослеживается очень интересная музыкальная концепция.





Также к музыке Spаce близки творения молодого украинского пианиста Гении Хмары. Впервые мы встретились с Генией, когда ему было всего 6 лет, Дидье тогда пообещал мальчику помочь в его музыкальных начинаниях, был почти его личным наставником, и в итоге из парнишки вышел блестящий музыкант!

Картинка 2 из 3



Игорь :

Для Вас наверняка не новость, что многие почитатели вашей группы являются одновременно и поклонниками, ну снова повторюсь,-Жарра. У ваших команд не было идеи сделать что-то совместное? Например, Клаус Шульце (Klaus Schulze) исполнял музыку Vangelis...



Джефф:

- Если Вы только что в одном из предыдущих вопросов сами сказали, что SpAce и Жан-Мишель Жарр конкуренты, то как может идти речь о каком-то совместном проекте?

Игорь :

Жизнь меняется У каждого участника Спейс своя история вхождения в группу, и свои независимые композиторские проекты. Не будем вспоминать Вашего предшественника, Романелли, но я уверен, что и Вы можете поведать свой личный рассказ на сей счёт, ведь так? Музыка Джеффа Парента - какая она?


Джефф:

- Из стилей я предпочитаю трип-хоп, а вообще мне нравятся Queen, Питер Гэбриел (Peter Gabriel)...





Игорь :

А каковы Ваши увлечения, помимо музыки? Верно, что-нибудь связанное с программированием?


Джефф:

- Да, Вы правы. Я работаю в компании "Nomad Factory" (компания, занимающаяся производством программного обеспечения – прим. авт.), проверяю их программы "на прочность". Очень приятно, когда в таких компаниях прислушиваются к твоему мнению. Я являюсь одним из разработчиков «Logic Pro» ("Logic Pro" - профессиональный программный звуковой редактор и миди-секвенсор компании Apple inc. - прим. авт.). Плюс ко всему я работаю над программой для IPad, которая специально предназначена для концертов Spаce.

Картинка 97 из 261

Игорь :

Если не секрет, как вы планируете отметить полувековой юбилей полёта Юрия Гагарина? Нечто особенное припасено?

Джефф:

- Да, весной у нас будут концерты в Израиле и Сибири, а потом мы приедем в Москву с двумя концертами в Звездном Городке (11 апреля) и Кремлевском Дворце (13 апреля). Можете ли Вы себе представить такое событие без Дидье Маруани и Spаce?


Игорь :

Как на Ваш взгляд, Джефф, представьте,- Вы на орбите! - Какая музыка всёже наиболее желанна для орбитальных будней астронавта Парента?


Джефф:

 - Конечно же, классическая музыка! Классика очень разнообразна, сама музыка очень мощна и богата. Но если мне бы сейчас в такой момент дали послушать классику, мне бы тут же захотелось включить компьютер и начать что-то создавать и сочинять... Так что, пожалуй, лучше лететь в тишине..


Беседу провёл Игорь Киселёв.
Литературный перевод Ольги Самсоновой.






Рассказ Ольги Самсоновой о пресс-конференции Дидье Маруани, в полдень, 11 апреля 2011
г. во французском посольстве 


Честно, скажу, переживала. Но, стоило только оказаться в зале, как все
как рукой сняло.


Немного задержалась на входе в посольство. В основном списке меня не
было. И тем более дамочка на дверях никогда не слышала о "Новых
Горизонтах". Но благодаря мне она запомнила, что это
интернет-сообщество. Когда я поняла, что все может сорваться - пустила
козырь.


 Я писала менеджеру, сказала я. Он должен был внести меня в список. Тогда
милиционер (или полицейский?) взял мой паспорт и отошел куда-то. Потом
вернулся и говорит: Да, проходите. И крикнул кому-то "курьер".. Я не
поняла, про меня ли это было или нет..


Зал не пришлось долго искать. Он был прямо после входа.
Народ пока еще только подтягивался.
Сбоку стоял столик с едой.
Посидев минут 10 на одном месте, я решила пересесть. Смотрю, а сзади
зала в свете камеры кому-то уже дает интервью Маруани.


 После этого Дидье подошел в столику с едой, и тут на него посыпались вопросы..


 Постояв там пару минут, он двинулся в сторону столов в микрофонами. Началась конференция.

Сначала дали слово каждому из сидевших за столом. Потом, предупредив, что времени очень мало, спросили, какие есть вопросы. К Кретьену вопросов было не меньше, чем к Дидье. Впрочем, самих вопросов было не так уж много. Когда где-то после 5 вопроса организатор спросил: что, больше нет вопросов? Кто-то из журналистов ему ответил: вы нас
временем напугали!


Перед началом всех предупредили: будьте содержательны и кратки,
уважаемые журналисты. И дали слово первому. Этот первый встал, попросил
прощения у публики за то, что будет "парлить" по-французски и начал
говорить. Это была речь. Да еще и многим не понятная. Организатор не
выдержал: "да уж, спасибо за краткость вопроса..." Потом оказалось, что
это вовсе был не вопрос, когда этот мужчина взял какие-то две книги и
пошел вручать их Дидье и Кретьену.


Второй вопрос был про мюзикл, который Дидье делает в сотрудничестве с
нашей русской поэтессой Людмилой Воропаевой. Дидье подтвердил факт существования такого
мюзикла и сказал, что текст сейчас на стадии перевода.
Выделился журналист газеты "известия". Он попросил откровенности и задал
вопрос: Вас очень часто сравнивают Жаном Мишелем Жарром. Вы ведь главные
конкуренты... Как вы относитесь к нему? (самом деле у него была
речь, которая буквально натравливала Маруани на Жарра)


Я косо посмотрела на этого "известиста". Я представила, что чувствует
Дидье. Но он оказался просто молодцом! Лихо все выкрутил, сказав
(вкратце): Да все нормально. Наши первые альбомы были записаны в одних
стенах. Мы с ним друзья, чего же еще надо? Мы как-то в течение двух
недель были с ним бок о бок во время съемок одной передачи. Я не знаю,
как он, но я себя нормально чувствую в его присутствии. И знаете, как
есть люди, которые в чем-то первые, я - пионер электронной музыки.
Вот так.


Отвлекусь от Маруани и скажу, что пропиталась самыми нежными чувствами к
Жану-Лу. Не могу описать, насколько же мил этот человек. Вызывает
огромное уважение. И мыслями и делом. Неплохо говорит по-русски.


После пресс-конференции была небольшая автограф сессия.


Тут я как раз, пока Дидье подписывал мне фотографию, и задала ему наши вопросы. Сначала
я, конечно, представилась, сказала про НГ, про Игоря Киселева. Он расплылся в улыбке: О! Да-да! Конечно! Вы же еще мне присылали интервью!
Помню-помню..


На вопрос о создании русской версии сайта он сказал, что подобное уже на
стадии "производства". Он сказал, что будет нечто похожее на его
официальный сайт.
А на вопрос, согласен ли он стать попечителем сообщества космических
композиторов, он ответил: да, конечно. Если у меня будет время.


Тут поняла, что народ уже тоже хочет получить свою порцию внимания
Дидье, я отступила.
Потом отловила Дидье еще один раз перед  тем, как он занялся интервью
с одной дамой. Подарок подарила.  Ух ты, - сказал он. - Большое спасибо.


Когда я пыталась отловить его в третий раз, ко мне подошла девушка и
сказала, что времени совсем нет и ему надо уже срочно ехать в Звездный..
Так и не получилось у меня записать его "пару слов". Понимаю, это
непростительно..
Но по крайней мере удочки заброшены, и, если что, можно ему написать...
Обидно, что не получилось всего, что планировалось, но.. Его правда
очень сильно подгоняли, хотя сам он вальяжно ходил туда-сюда..


Когда мне все-таки удалось его поймать, я попросила сфотографироваться,
пожелала ему удачного концерта и он двинулся в сторону выхода. Конечно,
на улице его тоже в очередной раз кто-то задержал, и он не сел сразу в
свой белый лимузин..


Вот так прошла пресс-конференция Дидье. И мой первый опят в роли "журналиста".



Мария Астанина.  ....ЭССЕ.

Московская Симфония Space.


Всё шоу было пронизано этой неземной стихией. Лазеры, упирающиеся в купол Кремлевского, необыкновенно яркие зеленые рассветы, пурпурные закаты, небесно-голубое пространство и Дидье утопающий в клубах дыма, будто в облаках – шоу бесспорно удалось на славу.
Да и сам Маруани выступил с полной отдачей. В этом удивительном и обаятельном человеке, по-видимому, сокрыто много энергии: он с жаром бегал по сцене, непрестанно общался с публикой, к всеобщей радости зрителей неоднократно спускался в зал. Загадочная космическая звезда с одной стороны, с другой, он остается близким и открытым земным человеком. Как заявил Маруани в интервью радиостанции Серебряный Дождь: «мне близка творческая атмосфера Франции, когда художники представляют собой единую среду, постоянно общаются друг с другом». Думаю, именно поэтому с самых первых минут концерта так отчетливо чувствовалась его связь с залом, ведь именно оттуда он черпал силы и вдохновение. При этом, к моему удивлению, на концерте подобралась совершенно разношерстная публика – буквально от 18 до 60.
В тот день со сцены прозвучало много песен с нового альбома «Space» и в том числе «Гагарин, ура!», специально созданная к концерту и записанная за несколько месяцев до него. В гости к «Space» наведался также лидер группы «Земляне». «Траву у дома» в электронной обработке пел весь зал.
Маруани необычайно многогранен. Его лирика в сочетании с лазерным шоу трогает до глубины души, будит воображение, рождает приятные воспоминания и ввергает в состояние медитации. А стремительный и пульсирующий электро-поп толкает и зовет в пляс. И если в начале концерта, несмотря на призывы Маруани танцевать, зрители скромно отсиживались в креслах, то к концу представления люди танцевали в проходах.

Несколько раз Дидье говорил со сцены, что взаимная симпатия между Space и российской публикой (а ведь он впервые выступил еще в Советской Москве в 1983 году) – это очень красивая и долгая любовная история. Хочется загадать, глядя вслед упавшей с неба звезде, чтобы эта любовь длилась бесконечно. Мы будем ждать Дидье Маруани в Москве с новыми концертами, а за это время подрастет новое поколение SpAce.