понедельник, 22 декабря 2008 г.

С наступающим годом астрономии

Каждый из нас однажды слышал музыку звёзд:кто-то совершая своё путешествие в космические миры благодаря мелодиям своего любимого композитора,кто-то просто,кинув взгляд на звёздное небо.Вот и маэстро Жарр решил по своему отправиться в одиссею по музыкальному космосу,затеяв свой следующий концерт на горной астрофизической станции Гран-Канария.Это будет своего рода дань международному году астрономии,в который мы вступаем через десять дней...

среда, 26 ноября 2008 г.

Своими глазами. Продолжение...Ещёодно интервью с Артемьевым

Аннетт Брошински: "На переломе! Интервью с Эдуардом Артемьевым"

В рамках 16-го Международного кинофестиваля в Braunschweig (Брауншвейге) (05. - 10.11.2002) 09-го ноября 2002 года у нашего журнала появилась возможность взять интервью у русского композитора Эдуарда Артемьева, известного своей музыкой для кино. В разделе фестиваля "Музыка и фильм", в котором кинофестиваль в Braunschweig затрагивает различные измерения темы кино в музыке, музыка Эдуарда Артемьева занимала центральное место. Благодаря специальной спонсорской поддержке рубрики "Музыка и фильм" со стороны "TXU Energie" оказалось возможным не только пригласить на фестиваль самого Эдуарда Артемьева, но и показать семь игровых фильмов в специальной программе, которая в качестве компактного обзора его творчества отображала особенно знаменательные моменты его деятельности. Заключила этот ряд фильмов его относительно молодая работа для новой экранизации "So Weit Die Fusse Tragen" ("Пока ноги несут") - Германия, 2001. Перед показом тематическое введение сделал Lothar Prox, ко многим из них были прямые комментарии композиторов.

Эдуард Артемьев родился в 1937 году и за свою профессиональную деятельность написал музыку к примерно 140 фильмам. В основном это русские работы. После учебы в классически ориентированной консерватории Артемьев познакомился в 60-ые годы с электронной музыкой и кружком, занимающимся этим музыкальным направлением, в котором он ярко проявил себя и вскоре стал одним из ведущих его представителей.

На Западе Артемьев до сих пор считается синонимом для одного из основных столпов электронной музыки, что в основном идет от обоих "классических" фильмов Тарковского "Солярис" (СССР, 1972) и "Сталкер" (СССР, 1980) наряду с его более ранними композициями, такими как музыка, открывающая Олимпийский Игры 1980 года в Москве. В обоих фильмах он делают основную ставку на доминирующие звуки синтезатора, которые дополняются соответственно мелодично (цитаты из Баха в "Солярисе") или колыхаще-монотонно ("Солярис" и "Сталкер"), а также при помощи избранных инструментальных аспектов (медитирующие дзен-звуки и перекрывающие их азиатские струнные инструменты и флейты в "Сталкере"). "Солярис" как через музыку, так и через сам фильм выделяет аспект холода и отчуждения, в то время как в "Сталкере" перевешивают элементы мечты, в основном плывущие над одним единственным минорным аккордом. То, что оба этих фильма стали вехами в истории кино, обусловило и соответствующее международное признание Артемьева. Чрезвычайно скупое применение музыки, тем не менее, очень обращает на себя внимание. В интервью одной Брауншвейгской газете от 08.11.2002 Артемьев рассказал, что Тарковский хотел, чтобы в его фильмах, собственно говоря, была не музыка, а "упорядоченные шумы", он рассматривал самостоятельную музыку (выделяющуюся из фильма) как опасную и нежелательную. Артемьеву потребовалось, очевидно, определенное красноречие, чтобы убедить Тарковского в противоположном! На Западе гораздо менее известна способность Эдуарда Артемьева к перевоплощению. Его можно назвать даже очень многогранным, если внимательно изучить его творческое наследие. Будь это симфонически инструментованная монгольскими инструментами и через это этнологически сильно окрашенная музыка, как, например, в классическом монгольском фильме "Урга" (1991) с глубоко ощущаемой природной установкой, или романтически-роскошное, классически исполняемое большим симфоническим оркестром начало "Сибирского цирюльника" (Франция, Россия, Италия, Чехия, 1998), или - уже приобретенная если не тем, так другим читателем журнала в DVD-формате - "So Weit Die Fusse Tragen" с эпически-трагичными пассажами, Артемьев постоянно находит "верный", подходящий фильму язык. Сама музыка от этого различается кардинально - в "Солярисе" и "Сталкере" чудовищная потерянность человека внутри его самообразовавшегося - или лучше всего сказать "возникшего по его вине" - окружения связана с доминирующей безнадeжностью, и именно эта внутренняя установка угнетенности выражается также и музыкально - она, например, выражается в "Солярисе" необъяснимыми ударами колокола посреди фоновых колебаний. Только "Земля" и воспоминания о ней символизируются чем-то хорошим, в основном Бахом или вариациями на его темы.

Тем более конкретной является эпически-симфоническая музыка к фильму "So Weit Die Fusse Tragen". Главная тема меланхолична, она усилена мужским хором; в основном это выражает леденящий аспект веющего смертью сибирского ландшафта, который беглецу нужно пересечь. Чудесная тема Северной Авроры сопровождается напротив классическим женским хором, немного напоминающим тему возрождения Германна в "Obsession", на фоне целого оркестра. Уже почти сентиментально, но в любом случае волнующе раздаются мажорно звучащие звуки возвращения Clemens Forell.

В сопроводительном каталоге кинофестиваля искусство Артемьева совершенно справедливо описывают следующим образом:

"Музыка к фильмам (Артемьева) производит сильное впечатление своим размахом, который простирается от экспериментов с электронным звуком до симфонических аранжировок, от европейской музыки барокко и романтизма до восточных медитаций. Артемьев экспериментирует со средневековыми струнными инструментами так же как с синтезаторами" (Clemens Willeges)

Дальше следовало бы назвать фильмы "Сибириада" (1977-1979, СССР) и "Внутренний круг" (США, СССР, Италия 1991), которые тоже демонстрировались на кинофестивале, как и фильм "Солнце, которое обманывает нас" (1991).

Аннетт Брошински: Господин Артемьев, Вы прожили значительный исторический период, перед Вашими глазами проходила политика и история; каков авторитет музыки в кино как музыкального жанра на Вашей Родине сейчас?

Эдуард Артемьев: В общем, музыка в кино представляется, к сожалению, незначительной. Я подозреваю, некоторые - может быть, даже большинство - вовсе не знают, что в кино есть музыка.

А. Б.: То есть дела с ней обстоят так же, как с западноевропейской музыкой в кино?

Э. А.: Я не могу сравнивать с Западной Европой, я могу говорить только о России. Музыка не важна, пока речь не идет о мюзикле или о музыкальном фильме. Как правило, на композитора вообще не обращают внимание.

А. Б.: Есть ли в России любители, покупающие музыку к кино?

Э. А.: Да, есть - и они всегда ждут чего-то нового! (смеется). Дело в том, что мои компакт диски делаются и выходят скорее на Западе. Редко у кого в России есть мои CD.

А. Б.: Вы очень рано применили синтезатор, то есть понимали и участвовали в европейской фазе этого музыкального средства выражения, и также очень рано применили его для "холода, отчуждения" - например, в "Солярисе". Как Вы смотрите на это сегодня?

Э. А.: Это правда, у меня, безусловно, была эта европейская фаза. Сейчас я смотрю на синтезатор скорее как на инструмент среди многих других, как на средство, чтобы создать музыку как целое в инструментальном потоке оркестра, (обдумывает) Это даже скорее техническая проблема. Видите ли, ведь больше нет различия между "живой" и синтезированной музыкой. Сейчас и акустическая музыка, - которую записывают - из-за того, что ее записывают на компакт-диск, становится "искусственной", так как она оцифровывается. Точно так же обстоит теперь дело и с техническими возможностями. Техника раньше разделяла различные направления, а сейчас наоборот. Рок-музыканты очень интересуются симфонической музыкой. В этом смысле техника вновь внесла вклад в то, что музыка снова объединила и объединяет, опять в одном общем музыкальном потоке. Конечно, кроме этого существует и направление чисто электронной музыки, но я на ней одной не ограничиваюсь.

А. Б.: Итак, это лишь одно стилистическое средство из многих?

Э. А.: Вы имеете в виду, с чем я работаю?

А. Б.: Нет, вообще музыку, созданную с использованием синтезатора. Применение многих синтезаторов снова считается сегодня скорее немодным и мешающим многим людям воспринимать музыку. Классический оркестр переживает свой ренессанс.

Э. А.: Это заблуждение: синтезатор всего лишь инструмент. Все сбалансируется и уравновешивается электроникой. Между этим нет диссонанса.

А. Б.: Что интересует вас в новых инструментах? Например, в водофоне? Вы их применяете или идете совершенно другим, своим путем?

Э. А.: Новые инструменты не втесняют старые. У них есть собственная ценность, например, у скрипки. Конечно, есть много инструментов и много возможностей. У меня в студии много инструментов, в том числе с 1980-ых годов, который были тогда модными. Хотя многих из них сейчас больше нет, я их еще использую. Водофон, к тому же, на самом деле не так и нов, он был в видоизмененном виде уже 150 лет назад с наполненными водой тарелками и другими предметами.

А. Б.: Что еще совершенно особенное Вы используете из этих "старых" новшеств?

Э. А.: Например, Yamaha DX 7. У нее есть особенные, неподражаемые звуки, которые нельзя воспроизвести на других инструментах. Есть и другие инструменты с особенностями, которых нет у классических оркестровых инструментов. Иногда я храню такой инструмент из-за своих личных воспоминаний.

А. Б.: Отмечаете ли Вы тенденцию использовать классические инструменты и добавлять два-три "других", новых инструмента? Были ли у Вас вообще такие возможности при написании музыки к фильму "Сибирский цирюльник"?

Э. А.: Это, конечно, во-первых, всегда обсуждается с режиссером, во-вторых, очень зависит от сюжета, в-третьих, сам по себе фильм "Сибирский цирюльник" тесно связан с "Севильским цирюльником" Моцарта, и отсюда делать что-то другое не имело бы смысла. Также и в других фильмах отдельные компоненты, естественно, должны быть соответственно согласованы.

А. Б.: Если бы Вы сами решали, какую музыку писать к такому фильму как "Сибирский цирюльник" - Вы бы выбрали классическое, сопутствующее начало или при определенных условиях совершенно полифоническое?

Э. А.: Нет, в этом случае, я бы решил точно так же. Но, конечно, это такое дело... В конце концов, и в Голливуде широко распространено: если на фильм выделено достаточно денег, обращаются к симфоническому оркестру. Это почти условие для фильма! Если же фильм мало бюджетный, тогда обращаются к электронным инструментам, плюс один-два классических, которые легко и просто можно добавить. Я считаю, что так и должно быть; когда можно действительно работать с симфоническим оркестром, это здорово! (обдумывает) Мне тут вспомнилось: Michel Colombier, эмигрировавший в США, рассказывал мне о такой ситуации. Я уже не помню, какой это был фильм, но он сказал, что у него была та же проблема. Он хотел для "дорогого" фильма с достаточным финансированием написать вещь с небольшим количеством инструментов. На это ему сразу же сказали: "Ты должен использовать много инструментов!" После этого он добавил два пианино, ужасно много ударных и еще много чего!! (громко смеется)

А. Б.: Судя по Вашим композициям для "Соляриса" и "Сталкера", Вы могли бы сделать после этого поворот в минимализм. Почему Вы этого не сделали?

Э. А.: Мне смешно узнать, что это было понято как минимализм. Под минимализмом я понимаю простые фразы, простое использование; я же применил специальную технику и не думаю, что это минимализм. Если Вы так думаете, я что-то сделал неправильно.

А. Б.: Простите, это недопонимание. Я не считаю, что музыка к этим кинофильмам является минималистической, я лишь хочу сказать, что она содержит черты, указывающие на это.

Э. А.: Я рассматриваю это всегда как технику, одну из многих. К тому же мне не особенно нравится минимализм. Я владею им, но это не обязательно должно быть! Действительно, в "Сталкере" есть одна композиция, где я на самом деле применил эту технику. Я сознательно должен был это сделать, чтобы выразить монотонные движения - это все-время один и тот же мотив. Эта техника особенно хорошо подходила в той ситуации. Если где-то проходит концерт, и при этом речь идет о минимализме, я не иду на него. Пустая трата времени.

А. Б.: В кругах любителей музыки к кино эта тема активно обсуждается, Michael Nyman, Philip Glass и Компания.

Э. А.: Основателем этой музыки был Terry Riley. Своей Симфонией "In C" он уже достиг вершины. Все, что было после этого, было и остается чистым повторением. Только Riley мог делать это действительно хорошо. К тому же сегодня стало очень просто делать это благодаря компьютеру. Как часть композиционной техники я использую это, но как что-то целостное и самостоятельное - нет.

А. Б.: Если бы у Вас был любимый режиссер, вы бы получили все деньги мира и могли бы реализовать какую-нибудь тему, какую бы не пожелали - и это на фоне Вашего невероятно разнообразного материала, написанного для кино - что было бы по настоящему желанной темой для Вас?

Э. А.: Я попробовал уже все темы! (смеется)

А. Б.: ... Но, может быть, все-таки еще одно желание??

Э. А.: (все еще смеется) ... да, может быть, все же есть одна тема, которую я бы хотел выразить музыкально. Это комплекс "высшей силы", в смысле духовной силы. Я не имею в виду научную фантастику. Это мое твердое убеждение, что Внеземное действительно существует - итак, музыка как рассмотрение и изложение этой темы.

А. Б.: Какую бы композиционную технику Вы бы для этого преимущественно применили?

Э. А.: Я бы тогда применил все, что только мог! (все смеются)

А. Б.: Над чем Вы работаете сейчас? Концертная музыка? Фильм?

Э. А.: За три дня до того, как прибыть на кинофестиваль в Braunschweig, я закончил оперу. Я благодарен организаторам фестиваля за то, что могу сейчас здесь отдохнуть! Я писал эту оперу 22 года ...

А. Б.: ... 22 года?? Такое долгое время! Как называется эта опера?

Э. А.: Она называется "Преступление и наказание", по произведению Фeдора Михайловича Достоевского.

А. Б.: Это будет интересно для всех читателей, особенно интересующихся французско-итальянской, а также восточноевропейской оперой. В каком стиле Вы ее написали?

Э. А.: Я использовал все стили, так сказать, полистилистику - рок-музыку, электронную музыку, симфоническую музыку - все.

А. Б.: Но это ужасно долгое время?

Э. А.: Я не работал над ней ежедневно, начну, брошу, снова возьмусь за работу...

А. Б.: У Вас действительно есть чувство, что произведение представляет собой монолитное, законченное целое? Вы ведь и сами стали старше в это время.

Э. А.: Это правда. Я перерабатывал ее три раза. Но сейчас она на самом деле закончена.

А. Б.: Все же я могу предположить, что у Вас было мало время на ее написание из-за Ваших русских и международных кинопроектов. Время на сочинение музыки в кинопроизводстве всегда сильно сокращено. Как раз в противоположность к Вашей опере!

Э. А.: В опере я все-время перерабатывал только фрагменты... А два года назад у меня внезапно возникло "окно", и тогда я целый год интенсивно работал над ней, и сейчас, наконец, я ее закончил.

А. Б.: Не сложно ли это, в противоположность к опере быстро писать музыку к кино, особенно, если должна получиться мелодичная, "красивая" тема? Так как в "Цирюльнике"?

Э. А.: Я не могу Вам сказать, как это у меня получилось; я очень концентрируюсь на работе. Я не могу параллельно работать над двумя проектами, я всегда работаю над чем-то одним. Мне всегда нужно закончить одно дело, тогда я могу сконцентрироваться на другом. Поэтому я очень точно все планирую.

А. Б.: В сопроводительном буклете написано, что для "Сибирского цирюльника" сначала была записана музыка, и только потом фильм, который соответственно этому был смонтирован. Это действительно так было?

Э. А.: Нет, нет, не так. Сначала я посмотрел материал к фильму, затем была обычная запись музыки. Но потом Михалков (Примечание: Никита Михалков, знаменитый русский режиссер) решил все заново переснять. После этого он, конечно же, должен был подгонять фильм под музыку. Несмотря на это, кое-что я должен был все-таки написать заново. Запись музыки длилась около двух месяцев.

А. Б.: Многие американские и европейские композиторы страдают оттого, что их музыку к фильму не принимают. Сегодня эти "непринятые мелодии" часто публикуют отдельно, после выхода фильма, и отсюда имеют коллекционный характер. Есть ли такое же и в России? Вы пытаетесь опубликовать свою музыку в любом случае?

Э. А.: Да-да. Это всегда так. Как правило, я перерабатываю музыку еще раз после фильма для компакт-диска. Я всегда откладываю немного денег, чтобы выпустить компакт-диск. Я хочу показать и сохранить все, а не только короткие отрывки в фильме.

А. Б.: Многие читатели захотят узнать, как можно достать Ваши компакт-диски. Какие предприятия занимаются этим?

Э. А.: Мой сын, Артемий, создал фирму. Он мой продюсер и менеджер, он занимается и сбытом. Фирма называется "Electroshock Records", она реализует продукцию в основном в Европе, США, Японии и также в России. Кроме этого, "Сибирский цирюльник" выходит и на Sony Classics.

А. Б.: Музыка для кино снова на подъеме, но в общем, по сравнению с концертной музыкой, она находится в тени. Большинство западных любителей музыки для кино исходят из того, что это в скором времени изменится. Как Вы смотрите на будущее музыки для кино?

Э. А.: В Голливуде уже сейчас есть настоящие концерты музыки для кино; встречал я такое и в Лондоне. И старую музыку записывают заново. Для этого сохранились тонны музыки!

А. Б.: Есть ли такие же концерты и в России?

Э. А.: Нет, вообще-то нет. Правда, бывают/были посвященные мне тематические вечера, на которых играли отрывки из моих произведений.

В данный момент не похоже, чтобы общий интерес к этому рос. Никто этим не занимается.

А. Б.: У Вас есть контакты с Германией?

Э. А.: Нет.

А. Б.: А со Швейцарией?

Э. А.: Нет, тоже нет. Только с американцами. Но если Вы имеете в виду не только музыку для кино, я могу назвать одно имя: Manuel Gottsching. С ним я запланировал концерт на 2003-2004 год. Я написал одно произведение, оно называется "Океан", в котором есть партия для электрогитары - ее он и должен сыграть - конечно, вместе с симфоническим оркестром.

А. Б.: Что Вам понравилось в последнее время в американской музыке к кино?

Э. А.: Да, я долгое время жил и работал в США. John Williams до сих пор выдающийся композитор в этой области. Его стиль работы с ювелирной точностью подходит к "картинке". На втором месте я поставил бы Ennio Morricone. Он сочинил совершенно своеобразные мелодии.

А. Б.: Как Вы относитесь к Bernard Hermann? Я вспомнила о нем в связи с Вашей оперой - его опера "Wuthering Heights" ("Вадерские высоты") тоже длилась ужасно долго...

Э. А.: (смеется) ... Он принадлежит, на мой взгляд, вообще к десяти лучшим кинокомпозиторам.

А. Б.: Наш журнал держится на общественной работе энтузиастов. Мы своего рода "объединение". Если Вы знаете о подобном объединении в России, мы могли бы завязать с ними контакт!

Э. А.: Собственно говоря, такого у нас нет. Есть только журнал объединения "кинематографистов" в Москве, в нем публикуются иногда отдельные статьи о музыке в кино. Но это происходит редко. В данный момент, в переломное время, в которое мы живем, все очень сложно. Я бы хотел надеяться, что скоро станет лучше.

А. Б.: У Вас есть фаворит среди классических русских композиторов - Ваших земляков?

Э. А.: Скрябин, Мусоргский, Стравинский, Чайковский. Но культовое время исторических композиторов прошло: я бы хотел еще назвать Прокофьева. Также менее известный на Западе композитор сильно повлиял на меня - недавно умерший Александр Немтин. Целью Немтина было завершить до конца незаконченное музыкальное произведение Скрябина, и Ашкенадзи записал его. Это было произведение его жизни. Он даже был с ним в гостях в Кeльне!

А. Б.: Господин Артемьев, большое Вам спасибо за это интервью!

Особую благодарность я хотела бы выразить господам Heinz Wilke и Volker Kufahl, так же как Clemens Willeges, что они оказали содействие в этом интервью, предложили всемерную помощь и кроме этого любезно предоставили пробные картины, литературу и записи, а также госпожу Ксению Васильеву за ее компетентный и терпеливый перевод во время интервью.

Annette Broschinski ("The Film Music Journal")


Статья из специализированного журнала о музыке для кино "The Film Music Journal" - официального органа Швейцарского Общества любителей музыки для кино. 30-е издание, лето 2003 года)

суббота, 22 ноября 2008 г.

Концерт Жана-Мишеля Жарра в СПБ.

Концерт Жан Мишель Жарра в СПБ
Александра Ромашова 19 ноября 2008 в 22:48
Эта музыка мне знакома с детства –спасибо моему папе! Волшебные завораживающие звуки, которые порождали в детском впечатлительном уме фантастические космические образы. Кому-то в 21 веке эта музыка может казаться слишком простой, непонятной: «у меня в компьютере полно таких звуков». А вам не приходило в голову , что кто-то должен был эти звуки положить туда, в компьютер? Кстати, на концерте, на сцене не было ни одного компьютера. Только старые аналоговые синтезаторы , которые требуют особого , бережного отношения, как «пожилые дамы» (слова маэстро). Синтезатор Муга, терминвокс…На сцене были собраны настоящие предметы старины- антиквариат среди синтезаторов, которые звучали удивительно современно и не менее впечатляюще , даже для моего окрепшего за годы работы на Радио ума, и закаленного на концертах хэви-металла слуха. Концерт Жара , как и все турне посвящены 30- летию альбома « Oxygene ». Альбом был сыгран целиком. Маэстро заметил, что это символично, так как когда-то первые отзывы об альбоме пришли именно из нашего города. Тема альбома- экология, спасение Земли- актуальны в наши дни даже больше , чем 30 лет назад. Сам Жан Мишель Жарр выглядел великолепно, не больше чем на 40 лет, небольшого роста, стройный , подвижный, симпатичный француз, которому , между слов отмечу, в этом году исполнилось 60!!!! Теперь о самом концерте. Многие с недоверием ожидали его, не веря , что в БКЗ Жарр может сделать настоящее шоу. Но это было великолепное шоу, с главным героем- Жаром. Казалось все просто- на сцене стоят ветхозаветные синтезаторы, три помощника маэстро позади. И сам Жарр, которые активно передвигается между своими инструментами. Но все это было подсвечено каким-то фантастическим светом, который менялся в разных комбинациях цветов в спектре белого цвета. Над сценой висело зеркало, до некоторых пор оно не фунцкионировало , но вдруг начало опускаться под определенным углом, в результате чего стало видно все происходящее на сцене еще и с верхнего ракурса. Это очень впечатляло! Сам Жан Мишель не отстранялся от публики, а напротив выходил на авансцену , где солировал. А в самом начале концерта, он появился из зала, и выйдя на сцену поприветствовал петербургскую публику сердечным монологом. Может быть искушенному зрителю- слушателю действо показалось простым, но ведь это история, своего рада даже реконструкция альбома 30 летней давности. Хотя на мой взгляд, и музыка и звучание актуальны , современны да и просто прекрасны. (публикуется с разрешения автора,Александры Ромашовой-сайт в интернете:www.moontown.ru)

"Кислород" в Петербурге

--------------------------------------------------------------------------------
Как прошёл концерт,все,вероятно уже в курсе,отзывов более,чем достаточно.Был сыгран полностью весь первый альбом "Кислород",и две вещи из второго-12 и 13 на-
бис.
Музыка-музыкой,а какой был свет-ни на одном из концертов,которые я видел в записи небыло ничего и приближённо похожего.-Жарр,как всегда творил магию,но на этот раз
его решения были просто неожиданными:представьте себе нависающее над исполнителями огромное зеркало,в котором отражаются всеми цветами радуги
аналоговые синтезаторы,то и дело меняющие свой цвет до мельчайших оттенков от красного-до синего,а при изменении угла его наклона,зал-весь зал в нём обнаруживает себя,машущего руками и светлячками
мобильников,сказка просто...
В общем говорить можно много,но вам лучше залезть в коментарии на форуме группы Жарре в контакте-но боже Вас упаси,не верьте отрицательным отзывам,-похоже,что люди сами не знали чего хотели,толи
музыки Жарра,толи лазерной мишуры?

пятница, 21 ноября 2008 г.

St.Petersburg глазами Жарра

St. Petersburg was great. The sound mixed by Alain Courieux (the front-of-house sound engineer) was amazing. The audience was really hot in spite of the security guys being quite heavy each time somebody started dancing or moving too much. We left right after the gig to go back to Moscow.
On the way to the Railway station, we crossed the city and admired its fantastic buildings beautifully lit and under the snow. So many different styles of architectures make you understand that Peter the Great commissioned a lot of different architects, french, italian, german, swedish, spanish... to make Europe consider Russia as a civilised country at last.
So St. Petersburg conceived artificially, became with time one of the most beautiful town.
Then we arrived at the station.

(первоисточник:официальный блог Jarre.)

вторник, 18 ноября 2008 г.

Harmoni of Equinoxe

Harmony of Equinoxe

We can imagine reaction of people when they had heard the first album of Jean Michel Jarre Oxygene. It seemed to be the top, and synthesizers will never sing with that graphic strength and power again. But it turned out that the first album is ‘only’ a breack camping of alpinists before climbing to the Pobeda Peak. When I think about human acheivements in music, I see big mountain country where Peaks are the tops of creation of different composers. Jean Michel Jarre is the mountain chain. And his second album Equinoxe glares on it with blinding light.
The beginning of the album is very similar to the beginning of Oxygene and instruments are similar too. But in Oxygene we can see the newborn world that was weak and not disigned that time, but with happy presentiment, premonition of newborn life. And in the new album the cycle repeats on the new quality level. During the 4 milliard years Earth passed all levels of geological and biological evolution. So there is some predictability in the beginning.
Thus: First rays of the Sun are breaking throught the atmosphere. After the playing of rays the Sun is rising (0.38) and heaving upper and upper. Rays are warming sky and soil. But soon on the background of murmuring water final accords are sounding. The first part of Equinoxe symbolizes leaving summer.
The second part begins with a puff of cold autumn wind. Rain is falling, or mayde there are brooks after the autumn rain. There is no clear blue sky – only memories about it. Now only gray clouds swimming through the sky and fine rain is pouring and pouring. Cool wind carrying fallen leaves through the fields. Smells like melancholy and loneliness. The music is becoming more and more slow carrying breath of autumn. Flying flocks of birds strengthens our impressions (espesially on 3.33). Animate nature gradually humbling with elements, preparing for the sleep. Day light compared with dark night. Autumn equinox. Now, on 4.15 there is frosty north wind. The wash in the third part making the feeling of freshness and the winter is coming.
Snowflakes are spinning in the air, the music taking more buoyant character, clear snow is glancing in the sunlight, and icicles are shimmering with all colors of rainbow. The Sun is overhanging low over the horizon. The lullaby blowing sensation of peace, nature is sleeping, relaxing. Since 3.24 periodical bell ringing announcing the time of the winter slostice, the Sun is setting, long polar night is beginning. All around is freezing and standing motionless, the life is plunging into hibernation. Only tireless underground thermal springs are making gurgling sounds, taking steam and hot water away to the surface of the Earth.
Part 4: Stars are coming out, northern lights are blazing. People who have seen that wonderful phenomenon understand me. The whole point is that lights don’t stands motionless. They live, flicker, shimmer, toss from one side of the sky to another, rotate and emit rays of light. It is simply impossible to divert from the sight. Salutes, fireworks and laser shows can’t give us the feeling of true space show. And at some moments there is a feeling that streams of charged particles flies in the magnetic field of the Earth with insane speed. And all this performance runs by the invisible Sun, that sends solar space wind of charged particles.
On about 47th second there is a feeling that you have been shooted by a bowman straight to the open space. Right away your body loosing its weight and you are flying like in a dream, operating your flight through meteors. On the 2.15 you are making a short landing to strange mysterious planet, maybe Mars? And on the 2.40 you can hear enigmatic sounds from the space. Maybe there are messages from extraterrestrial intellect. And maybe it is an image of extraterrestrial civilization. During the rest of this part you have time to visit all sides of our Solar system. The rage of space colors amazes, I even say tires. On the 5th minute we can see how the Earth turns around the Sun – like in the astronomy manual. Maybe you remember the image from it, where there are 4 positions of the Earth regarding the Sun. Two of them are illustrations of equinox. This moment gives me the shivers – so strong the feeling of our planet’s moving – so permanent and continuous during milliards of years, like a huge clockwork, that have been started very long time ago and carries out its creator’s order slowly and duly.
Returning to the native Earth (evidently in the day of spring equinox) is imperceptible, like awakening from the sleep. Maybe it is a feeling of a cosmonaut who is awakening on the next morning after returning from the orbit. He feels all on the Earth especially sharp. But after the space silence and long parting with the Earth there is no more delectable than sounds and feelings of spring storm in the fifth part.
Jumping up (if it is possible) from bed space traveler running headlong through rain and storm, forgotten by happiness about danger of getting wet or thunderbolt. He is running on the pools, wet, but happy. His heart is beating amuck in wild ecstasy – happiness like that is rare event. Electrified air smells like ozone. The mood is like in ‘Spring run’ of Maugly. Reread this part of Kipling’s book – you won’t regret about it.
In the sixth part tired and happy earthman is turning to regular run, then to usual pace. He has returned, completely sated of Earth energy and has become like all people. He is thanking Earth nature non-stop for existing of it – so native planet. And for that he is a part of it.
It is a theme of the seventh part. The man who recently returned from the space remember, how beautiful was his planet seen from the space, how he couldn’t admire at it to his heart's content, ready for being hanging in front of bull’s eye of a spaceship. How many different planets he has seen, but life exists only on our Earth, and we can’t find more beautiful planet in the whole Universe than our native one. This cosmic magical images and feeling of reduced union with the Earth nature overfilling soul, turning into the feeling of love and thanking to it. Tears appears on his eyes because of sweeping over feelings, and it is not clear, why the face is so wet – because of the tears or because of the rain? The man cried because of feelings after the separation with the Earth, or the Earth cried because of the long separation with its son. The heart is calming after the run.
In the eight part the man returned home, densely closed windows and doors. Gradually the heavy shower is turning into usual rain. Floods are falling from roof, big drops clearly splashing through water in pools, water from drainpipe is pouring in strong stream. We still can hear leaving storm, how glasses in windows are clinking by thunderclaps. The man is starting his old gramophone and listening to old music (It is genius boon! The melody has been set into like matreshka.). Think - how powerfully it contrasts with the flying of the fourth part! The melody is like lullaby but in fact it is an old tango, that causes a painful nostalgia and a childish smile the same time. The man insensibly and calmly falling asleep lulled by the sounds of the rain and the gramophone. In dream he is seeing space that is sown with stars and in the centre our planet is revolving slowly, gradually moving away. Continents and oceans, overextended by white clouds here and there, are sailing. The show is beautiful and sad because of realizing that there will be a time when we will have to leave this cradle of life forever.
The final theme is blowing thoughts about our wonderful Earth, how it is beautiful, and now all beauties of it are in our hands. If we could save it, not break it and keep it for our descendants.

***
Epilogue:
Oxygene symbolizes clear air, clear atmosphere. Equinoxe is permeated with the smell of ozone. I.e. it is the same oxygen, but more concentrated (O3). We can breathe it with pleasure, but only a few minutes without any harm to our health. – Just for the time after a storm, or for the time of playing Equinoxe. Listening to this album is making the same effect of depuration, catharsis. So, we can use this music like a background. But it carries away and excites properly. The album is worth to be called not only the best of Jean Michel Jarre’s discography but in all synthesizer music of the world for all times too. I think there will be investigations of Jean Michel Jarre’s music like investigations of a lot of poets. For example, poems by Pushkin ‘Evgeny Onegin’ and ‘Boris Godunov’. Preparing and ‘checking the harmony by algebra’ of classical work, scientists finds a lot of curious regularities, and there are dozens (!!!) of researching. The second album of Jean Michel Jarre is asking for being on the table of expert in music, because the album wasn’t simply created about equinox only as an equality of day and night, but about synthesis, harmony of contrasts too. And in its inner construction it is undoubtedly beautiful and harmonious.


Author: Alexander Burganov.
Перевод на английский: Антон Шамрин.

вторник, 28 октября 2008 г.

От авторов.Интервью с Э.Артемьевым.

Сегодня мы начинаемновую рубрику,в которой будет даваться слово самим композиторам-электронщикам. Начнём с Эдуарда Артемьева.

ВАЛЕРИЙ БЕЛУНЦОВ: ИНТЕРВЬЮ С ЭДУАРДОМ АРТЕМЬЕВЫМ

Эдуард Артемьев - крупнейший российский композитор, работающий в жанре электронной музыки. Президент Российской ассоциации электронной музыки и член правления Международной конфедерации по электронной музыке (International Confederation for Electroacoustic Music - ICEM). Родился в 1937 году, в 1960 году окончил московскую консерваторию под руководством Ю. Шапорина. С 1961 года по сей день активно работает в жанре электронной музыки. Начиная с 1972 года его произведения неоднократно издавались на грампластинках (и затем на компакт-дисках), как у нас в стране, так и за границей.

Эдуард Артемьев много работал в кино, театре и на телевидении. Только для киностудий нашей страны он написал музыку более чем к ста кино- и телефильмам (среди них такие, как "Солярис", "Сталкер" и "Зеркало" А. Тарковского, "ТАСС уполномочен заявить" В. Фокина, "Сибириада" А. Кончаловского, "Курьер" К. Шахназарова, "Грех" ("История страсти") В. Сергеева и многие, многие другие); кроме того, его не раз приглашали работать над кинофильмами на различные студии "большого" мира (довольно много было им сделано для Голливуда). Его электронные сочинения "Двенадцать взглядов на мир звука", "Фантом из Монголии", "Три взгляда на революцию" и другие широко известны во всем мире.

- Эдуард Николаевич, какую, по-вашему мнению, дату, какое событие можно считать "началом" электронной музыки?

- Думаю, точкой отсчета можно считать первый концерт Пьера Шеффера - электронное шоу в 1948 году. Публичное исполнение окончилось большим скандалом. Шеффер применил новую технологию - монтаж пленки, то есть звук нигде не создавался - он записывался. Это был совершенно новый подход. Вдобавок, там же, кажется, кроме конкретных шумов, впервые были использованы генераторы - техника необычная и доселе неслыханная.

- А когда вы впервые занялись электронной музыкой? Было ли какое-нибудь событие, которое вас к этому подтолкнуло?

- Это было в 1960 году, тридцать семь лет назад (страшно назвать цифру). Случай свел меня с Евгением Александровичем Мурзиным, построившим синтезатор АНС - один из первых в мире. Тогда шли споры, кто первым создал синтезатор - американцы (у них был знаменитый "Марк-1" на компьютерной основе) или же Мурзин.

Мне казалось, что внутренне я уже был готов к чему-то новому. Еще в стенах консерватории меня очень интересовала звукоживопись - Дебюсси, Равель, "Молоток без мастера" Булеза. Я был открыт для подобного рода звуков. Но когда я впервые услышал синтезатор Мурзина (аппарат стоял в музее Скрябина), это превзошло все мои ожидания. Это было потрясение. Пожалуй, второе потрясение подобного рода я испытал, когда услышал рок-оперу Веббера "Иисус Христос Суперзвезда". Это было совершенно "потрясительное" событие в моей жизни, которое просто перевернуло мое понимание музыки.

- Удавалось ли вам средствами электронной музыки решить какие-либо неординарные творческие задачи, которые невозможно было решить традиционными музыкальными средствами?

- Я поставил бы этот вопрос даже шире. Я никогда не расставался с оркестром. Но со временем стал трактовать оркестр как очень большой суперсинезатор. Я это сделал в кинофильме "Солярис". Представил себе: оркестр - это синтезатор, группы - это генераторы со множеством всяких ответвлений; и вот, таким образом взглянув на оркестр, я создал очень необычную для себя музыку. Кстати, когда я начинал пробовать работать на АНСе, я начинал вполне традиционно: свои старые произведения, сделанные еще в консерватории, перекладывал на партитуру и просто смотрел, как она звучит. "Революционного" пути сразу не получилось. И, только послушав, как звучит моя музыка на генераторах АНСа, я решился на следующий шаг - отойти от традиционного способа мышления. Впрочем, это грубо сказано - мышление-то не изменилось, а изменился, скорее, взгляд на природу звука.

Тогда я написал несколько сочинений, которые не могли быть реализованы иначе, как средствами электронной музыки. Это была комбинированная техника: АНС плюс монтаж на магнитофоне. АНС не обладал длительностью партитуры - ее нужно было резать, монтировать... Основным сочинением, которым я сделал серьезный шаг в область для меня неведомого, стала "Мозаика" (это был примерно 1962 год). Потом еще были "Электронные этюды", "Звездный ноктюрн"... Пожалуй, самая значительная моя вещь, с которой я начинаю отсчет своей деятельности как композитор электронной музыки, - "Двенадцать взглядов на мир звука", где я представил себе, что если есть вариации на одну тему, есть вариации на один аккорд - то почему бы не сделать вариации на один звук. Выбрал звук темир-комуза - я просто понял, что там огромное количество обертонов. Я немножко схитрил: ограничиться пятью обертонами я не решился, потому что возможности очень маленькие. Я решил взять большую шкалу, чтоб в ней больше было возможностей - и мои слабости как бы скрыты. Этот эксперимент был для меня очень поучительным и невероятно подвинул меня в понимании природы звука, расширил технические возможности. Это мое этапное сочинение, которое никак нельзя реализовать, кроме как средствами электронной музыки. Просто никак!

- С тех пор техника шагнула сильно вперед, и в связи с этим хочется спросить: а какие технические средства - инструменты, компьютеры, программы вы используете сейчас в своей работе?

- Я пытаюсь, в меру своих возможностей, идти в ногу со временем, но у меня много старых инструментов, которые я очень люблю. Техника шагнула вперед, но с какого-то момента (я предполагаю, что это была середина или, может быть, конец 80-х годов) электронные инструменты стали уже настолько совершенны, что представляют собой самоценность, как, допустим, скрипка, которая не стареет: ее можно подновить, но это уже инструмент как ценность, обладающий "своим" звуком. Так же я отношусь и к синтезаторам - была серия Roland'ов, начиная с "Юпитера-8", хотя это не самый могучий инструмент; серия старых Kurzweil'ей - 2500-й и т. д., новые Kurzweil'и - 250-й и нынешний 2000-й, Korg'и: Инженеры создают что-то новое, но старая технология, ее качество звука, нисколько не устаревает. Я внимательно слежу за журналами - сейчас у многих композиторов старая техника в большой цене. К тому же возродилась мода на аналоговый звук. (Как интересно: новое поколение как бы не слышало аналогового звука, оно сразу начало с сэмплеров и с диджитальной техники, но сейчас наверстывает, причем оригинальным образом: все это превратилось в техно-музыку - ходы по фильтрам, отсечки всякие и так далее:)

Кроме того, мы оказались не готовы освоить гигантский потенциал, новых технологий. Технические возможности значительно превосходят фантазию музыкантов - не успеваем мы изучить одно, как возникает все новое, и новое, и новое: Композитор сейчас как бы перед чистым листом бумаги: технология полностью развязала руки, что хочешь, то и напиши, все ограничено только твоей фантазией. Сравните техническую базу Бетховена и ту, которой мы сейчас обладаем. Ведь это поистине фантастические возможности. И здесь уже претензии ко мне и к моим коллегам - мы еще не готовы ассимилировать все, что нам дает техника. Более того, появилась малоприятная тенденция, вероятно, от лени: широко используются готовые программы, никто (в основной массе) не занимается всерьез синтезом. И это, я считаю, большая таящаяся в электронной музыке опасность - удобно пользоваться стандартными заготовками и очень трудно оторваться от них. Эти стандарты держат большую массу композиторов, которые занимаются электронной музыкой. С другой стороны, те, кто занимается этим, так сказать, на передовых позициях - чистой технологией (это различные школы, которые заняты чистым экспериментом, экспериментальной электронной музыкой), - там, с моей точки зрения, мало музыки, а больше эксперимента. Музыка раскололась как бы на два рукава. Необходимо, чтобы нашелся человек (или группа людей), который все это в себе совместит. Чтобы заполнить разрыв, вакуум, некоторые слабости, которые обнаруживает электронная музыка в этом направлении.

- Эдуард Николаевич, вы много работали в различных электронных студиях мира. Как вам кажется, в какой из них была наиболее благоприятная обстановка и наилучшие возможности для творчества?

- Если говорить не о заказах, а о свободном творчестве, то, наверное, это студия французского города Бурж. Я не могу сказать, что это самая технически оснащенная студия, - например, в Швейцарии, в Берне, я видел студию похлеще (несколько синклавиров и т. д.) - но в Бурже вокруг студии царит удивительная атмосфера доброжелательства и полной свободы. Тебя никто не контролирует, студия полностью предоставляется тебе на десять дней, с утра до ночи. Я так работал, и мне показалось, что это самый удобный подход. Пока есть силы, пока есть фантазия, пока есть возможности - работаешь, работаешь, работаешь: Во всяком случае, я наиболее плодотворно работал в этой студии. Из коммерческих студий упомяну лондонскую "Макропулус" - это сверхъестественная студия: там предоставляют любые средства, что ни попроси, лишь бы вовремя заказ исполнял.

- Эдуард Николаевич, вы часто занимаетесь творчеством в своей домашней студии. Как это интегрируется с работой в других студиях?

- Вообще, я предпочитаю работать дома. Если отправляюсь в другую студию, то готовлю дома материал. Дело в том, что, когда тебе дают заниматься свободным творчеством в какой-либо студии, то ты ограничен во времени. Обычно дается неделя, десять дней. Все электромузыкальные инструменты довольно однотипны: день-два знакомства - и поехал, к тому же их еще и техники обслуживают. Но если ты не имеешь подготовленного материала, то за десять дней трудно сделать что-либо стоящее. Надо иметь не только какие-то свои идеи, концепции, но еще и наработки. Может быть, кто-то умеет по-другому, но я делаю так: приезжаю со своими наработками, и дальше они обрастают "местным" материалом, тем, что уже не мог дома сделать. В том же Бурже есть знаменитый компьютер NeXT (их мало осталось), со своими программами, и DSP-модуль, который в сочетании с DX'ом производит звуки, которые так просто не синтезируешь, которые нельзя представить, сочинить, - просто экспериментируешь и получаешь их. Вряд ли такие дома получишь, они просто "данность" этой студии.

- Не могли бы вы поподробнее рассказать о работе на компьютере NeXT?

- Я совершенно этот компьютер не знаю, не знаю этих программ; реально - им управлял оператор, и я ему показывал, что и как. Там происходит работа с функциями, и в этом мне помогал русский специалист-математик из Петербурга - Валентина Лемуан. Ее пригласили в Бурж именно как математика - создавать программы. Кстати, во Франции каждая студия обеспечивается правительственными субсидиями только в том случае, если ведет какие-то собственные разработки. Любые - например, Бурж занимался математическим моделированием звуковых пространств, в Марселе занимались инструментами - искали альтернативу MIDI (ничего не получилось, но искали, во всяком случае). Валентина помогала мне - просто делала какие-то математические манипуляции. Я помню, как она говорила: "сейчас мы этот звук обработаем функцией Чебышева:" - и я слышу, как получается совершенно фантастическое облако звуков. Она использовала какой-то оригинальный программный аппарат, а я просто слушал и говорил: подходит - не подходит. То есть просто на уровне пользователя, а в дебри я не вникал. Наверное, это страшно интересно, но надо этим специально заниматься, изучать какие-то дисциплины:

- Сейчас музыковеды много спорят о терминологии: есть электронная музыка, есть электроакустическая музыка, есть компьютерная музыка (которая, по их мнению, программировалась с помощью музыкальных и не только музыкальных языков программирования): Как вам кажется, имеет ли смысл сегодня такое разделение?

- Я считаю, что все это - одно поле. Методика работы со звуком разная, но это не принципиальная разница. Это похоже на то, как мы говорим: есть симфоническая музыка, а есть оперная музыка. Но это тоже неправильно. Методика разная, но целью мы имеем искусственно созданный звук или пространство, мы с этим работаем. С эфемерным каким-то материалом, который то ли обрабатываем компьютерной программой, то ли непосредственно играем, то ли крутим генераторы. Но это - звук, созданный из колебаний электрического тока, он в основе. Если мы на синтезаторе играем ансамблевую музыку по клавишам, это еще не является электронной музыкой - мы имеем инструмент, не более того. Вообще, что такое электронная музыка? Я еще вразумительного, удовлетворяющего меня ответа не нашел. Во-первых, я для себя решил, что это управление звуковыми процессами по динамике, времени и пространству. Минуя всякие эстетические позиции. Вот мы когда управляем звуковым процессом, мы делаем уже какие-то творческие акты. Дальше: чем глубже управление по горизонтали, по звуковой плоскости, - там мы затрагиваем какие-то человеческие чувства, там возникают уже какие-то эстетические категории. Так что же такое электронная музыка? Это, видимо, все-таки метод, который позволяет создавать музыку только этим путем, и никаким другим путем создать ее невозможно. Дело только в методике. Конечно, мне как музыканту и слушателю, такого определения недостаточно. Я понимаю, что за этим стоит и пространство, и затрагиваются какие-то чувства и струны души, которые другая музыка не затрагивает, но это нечто эфемерное; в частной беседе можно сказать "да, это меня настолько потрясает, что ничего подобного:" и т. д., но это только слова. Взять даже музыку Жан-Мишель Жарра - ну, кто-то это любит, кто-то нет, но это явление другими методами создано быть не может никогда и никак. Вот один из примеров проявления электронной музыки (вкупе с другими технологическими искусствами). Пример того, что по-другому - ни в симфонической музыке, никак - таких объемов, масс звука не может быть. Можно, правда, нагрузить симфонический оркестр какими-то микрофонами, пультами, обработкой звука, но тогда мы оркестр будем воспринимать как генератор, не более того. И уже не дирижеры, а инженеры будут создавать нечто такое, что сами инструменты не издают. Это опять-таки "технологическое" искусство, а не прямое.

- А как, по вашему мнению, из каких направлений традиционной музыки выросла та эстетика, которая сейчас понимается под электронной музыкой?

- Я не помню, кто это первый сказал, что Варез своей музыкой и своими высказываниями сформулировал эстетику электронной музыки. Высказываний его я нигде не читал, но его "Электронная поэма" была сделана для одной бельгийской выставки, где архитектором павильона был Ксенакис; там была какая-то "квадро-эдровая" полусфера, построенная специально для музыки Вареза. Впервые было показано, что эта музыка - совершенно новое направление. Кстати, это сочинение нисколько не устарело. Оно удивительно свежо звучит. Другая музыка того времени - там и огрехи были, и техническое несовершенство, да и инструментов тогда не было, все на пленке - что-то потеряла в эмоциональном отношении, а вот эта "Электронная поэма" не потеряла. Там есть энергия, экспрессия и, кстати, уже управление пространством. В этом произведении были провозглашены три основных ипостаси электронной музыки: искусственный звук, управление пространством и - пока две получаются, третье я не знаю что. Он называл три, но я сейчас не помню. Вообще, искусственный звук и особенно управление пространством - это вещи, никогда ранее не слыханные. Правда, мне скажут такие теоретики мощные: позвольте, а в венецианские средневековые времена были уже попытки, когда несколько хоров ходило по площади, входило в храм, из разных хоров переклички устраивались - и это как бы управление пространством. Что ж, действительно так, здесь ничего не скажешь. Но такого управления пространством, на какое сейчас способны мы - абсолютно искажая его (не просто перемещая по плоскости, как это делалось в соборе святого Марка, а свертывая - это становится просто как материал), - не было. Почему, например, возникла завораживающая музыка Клауса Шульце? Она только на пространстве. Это как бы мини-музыка, но в ней присутствует элемент, которого нет в акустической мини-музыке (почему я не очень ее люблю - потому что там идея проста, и она раскручивается, но недостаточно). А когда начинаешь работать с пространством, тогда действительно можно из одного звука раскрутить что-то фантастическое. Звук - генератор пространства. Это удивительная вещь. И пространство начинает работать как отдельная категория, и мы уже следим не за звуком, а за пространством. Это особая область. И это уже никогда нигде не может быть создано другой музыкой. В акустической музыке так: приходим в зал; какой есть зал, так и играем. Другой зал по-другому звучит. Тогда говорят, что зал плохой: Кстати, мне говорили, что у Малера нашли много партитур, где он изменял голоса, что-то дописывал, потому что исполнял в других залах. Что-то снимал, что-то удваивал - боролся с акустикой, пытался управлять акустикой.

Еще, что касается эстетики, у Мурзина есть большая книга - "Эстетика электронной музыки", которую он пытался издать в 60-е годы, но это совершенно было не ко времени; она до сих пор не издана и, может быть, теперь уже не будет никогда издана. Это большой том, где просто исследуется электронная музыка, проводится экскурс в будущее и рассказывается о возможностях инструментария, о том, что такое звук, приводится сравнительная характеристика акустической музыки и электронной. Это как бы такая энциклопедия электронной музыки в современном ему обществе. А специально по эстетике я не могу ничего сказать.

- А как вам кажется, на каком этапе развития находится сегодня электронная музыка? Имеет ли смысл говорить уже о ее истории или же развитие еще только предстоит?

- Ну, развитие предстоит бесконечное, я надеюсь, что это так и будет. А история уже сложилась. Когда только начинали работать с колебаниями, Мурзин говорил, что человечество использует все виды колебаний: сначала естественные колебания струны, дерева, воздуха и т. д., затем электрического тока, а затем, говорил он, не сомневаюсь, что будут использоваться колебания души. Это, наверное, страшноватое заявление, но он в этом плане работал. Так что еще развиваться и развиваться - там такие бездны открываются, особый разговор:

Да, история есть. Когда это начиналось, все остальное было объявлено ересью - было объявлено, что электронная музыка стоит на чистой пленке, звуке генераторов и, может быть, еще конкретных шумов. Как бы две школы были - конкретной музыки и электронной. Потом они слились. О синтезаторах в 50-х годах еще никто не думал; потом появились синтезаторы, затем уже компьютеры, сэмплеры, программы, - так что это огромная история, просто она прошла за невероятно короткий срок гигантский путь, который в своем акустическом облике проходился довольно долго. Я думаю, что технология сыграла огромную роль, и мы прошли столетие за десятилетие. Кстати, если бы не феномен рок-музыки в начале семидесятых годов (в 68-м уже начался этот взрыв), то, возможно, история сложилась бы иначе. Думаю, что мы обязаны такому развитию электронной музыки исключительно рок-музыкантам. Я застал времена, когда были, например Иллинойский университет, студия Усачевского в университете в Нью-Йорке, там были генераторы - большой набор генераторов. Потом большой шаг вперед сделал Пeтр Зиновьев, когда создал свой "Синти-100" - это первый такой синтезатор, уже могучий, промышленный. В это же время появились первые коммерческие одноголосные синтезаторы - ARP'ы, Buchla, Oberheim вылез уже. И пошла лавина. Сейчас во всех студиях, которые занимаются экспериментальной музыкой, стоят уже коммерческие синтезаторы - как источник звука они совершенно потрясающие. Потом звук запускают во всякие необычные условия - и программное обеспечение их по-разному переворачивает. Период 70 - 80-х годов, я думаю, был решающим: к электронной музыке появился коммерческий интерес, в нее стали вкладывать деньги. В результате мы получили инструменты, с которыми композитор полностью независим.

Хотелось бы сказать еще вот о чем: кругом все пианисты, пианисты - я не вижу ни одного человека, который бы всерьез взялся играть на синтезаторе. С той же фортепианной техникой пришли к синтезатору, так же и играют. Kurzweil 250-й был сделан как попытка создать нового пианиста. Там были восемь слоев фиксированного туше, то есть можно было запрограммировать оркестр: например, первый удар - это рояль, чуть глубже - струнные, еще глубже флейты и т. д. Там все точно, надо было тренировать руку. Они надеялись, что люди заинтересуются и будут учиться, но никто не захотел переучиваться, поленились. Исполнительство на электронных инструментах - это нетронутая область, и никто этим не занимается серьезно. А этим надо смолоду заниматься, когда есть время, когда свободен - то есть этому с детства надо учить. Появится такой человек, который будет здорово играть и собирать залы - тогда коммерция вложит деньги и сделает инструмент. Кстати, я видел в Америке такой проект: новая клавиатура, плоская, восемь рядов клавиш уходят веером. Можно играть в новой темперации. Там, кстати, 72 звука в октаве. Причем автор этой клавиатуры уже давал уроки, как играть надо, как ставить руку. Это все придет. Люди придут и будут делать чудеса. Плюс еще использовать секвенцеры - одному человеку под силу показать пространство необычайное.

- Существуют ли сейчас какие-нибудь произведения, которые стали уже классическими для электронной музыки?

- Ну, я бы мог назвать "Электронную поэму" Вареза (это, кажется, 1956-й год), затем "Печное действо" Штокхаузена (очевидно, имеется в виду "Пение отроков в пещи огненной". - В. Б.), далее "Одиночество" Франциско Байля, - это чисто академическая электронная музыка, созданная на синтезаторе и с использованием монтажа - еще не было Pro Tools, и она монтировалась на пленке. И плюс еще роковые ритмы, напор барабанных партий, слои потоков рок-эстетики. У Пьера Анри есть замечательное сочинение "Церемония", которое даже любителей рок-музыки потрясло. Он выступил с позиций электронщика и привнес новую эстетику: яркие, обнаженные тембры, наглые попевки; коллажного типа сочинение, "Церемония" тогда потрясла многих людей, слушавших только рок- музыку (правда, элитарную рок-музыку - Yes, Genesis и т. д.). Пьер Анри лишь однажды вышел на эту стезю и больше на нее не ступал. Не могу не упомянуть сочинение Дитера Кауфманна "Путешествие в рай" (написано в 1988 году), оно произвело на меня серьезное впечатление. И еще, конечно, сочинение Вареза "Пустыни". Из совсем новых сочинений мне ничего в голову не приходит, хотя я могу вспомнить сочинение Клозье "Космогония":

Я назвал произведения, которые ни на что не похожи и которые я часто вспоминаю. Это самоценные, яркие произведения.

- Скажите, пожалуйста, какими вам видятся перспективы развития электронной музыки?

- У меня давно есть неудовлетворенность тем, что электроника академическая пошла по пути экспериментаторства. Эксперимент стоит выше всего. Какие-то звуковые открытия считаются главным, а об остальном как-то забывают. Все бесчисленные фестивали демонстрируют именно это. Сама музыка, музыкальная концепция становится не очень важна, и это печально. Мне кажется, надо забыть слово "эксперимент". То есть они, конечно, будут продолжаться, но это не главное. Главное - создавать произведения, которые захватывают эмоционально. Эмоции в музыке - самое главное. То, что делает музыка, - эмоционально объединяет людей, заставляет плакать - это фантастическая сила, которой ни одно искусство в такой степени не обладает. И мы, люди, занимающиеся электронной музыкой, должны, мне кажется, все силы направить туда.

Как будет развиваться электронная музыка, я совершенно не представляю. Когда я в 60-х годах начинал этим заниматься, я не предполагал, что скоро будут компьютеры и музыкальные программы. Поэтому сейчас предугадать, как это может быть, трудно. Что бы я хотел увидеть: об одном я уже сказал, а другое - это то, что электроника дает одному человеку возможность своей волей создавать музыкальные материи, которые раньше можно было воплотить только гигантским коллективом. Это страшное оружие - нет, не оружие, конечно, а инструмент, медиатор, что ли. Один человек на сцене может реализовать невероятное действие, не завися от других исполнителей, - это одно направление, соло-действия (может быть, они чем-то похожи на то, что сейчас делает Жан-Мишель Жарр). Как в истории человечества все происходит - ничто не отметается. Я думаю, что 70-е годы - это были не самые удачные годы для музыки академической симфонической. Интерес был больше к рок-музыке и к электронике. Сейчас вернулся интерес к симфонической музыке, а про искусственный звук иногда так пренебрежительно говорят иногда: "а-а, искусственный звук", - это вроде как дурной тон. Мне кажется, второй путь - это симбиоз акустической и электронной музыки. Музыка может быть, как у Моцарта, - не делиться на жанры, а представлять собой единый поток музыки. Может быть, мы сейчас подходим к более тесному соприкосновению полярных течений. И мне кажется, что электроника является тем стержнем, вокруг которого ассимилируются все эти течения. И здесь будет формироваться новое течение, не синтетическое, но симбиозное, где многие течения будут сосуществовать и давать удивительные результаты. В принципе, по-моему, ХХ век не дал новой музыки, это было как бы развитие идей XIX века, доведенных до могучих вершин. Но все это вышло оттуда, ничего принципиально нового не было. А вот электроника - это принципиально новое искусство, которое еще пока не создало ничего такого, что могло бы быть сопоставимо с тем, что нам дала академическая школа. Сейчас все зреет и идет к тому, что найдется человек, который даст какой-то толчок, и все покатится. И мне кажется, что эта музыка не должна отрываться от слушателя, чтобы между композитором и слушателем не встала стена. Вот эти два направления, мне кажется, могут быть очень плодотворны.

- Спасибо вам большое, Эдуард Николаевич, за интересную беседу. И позвольте пожелать достижения новых творческих вершин!

воскресенье, 26 октября 2008 г.

Радиопроект-Лунный город

Есть на питерском радио-рокс программа о необычной,в том числе и электронной музыке. Выходит она усилиями всего одного человека,талантливого радиожурналиста,Александры Ромашовой.Как вы сами понимаете,это предприятие далеко не прибыльное,и чтобы пополнять фонотеку ей постоянно необходим приток свежих материалов. Об этом заботятся её друзья,но всёже поиск изысканной музыки дело кропотливое,отсюда и предложение- пошарить по нашим с вами фонотекам,аудиоархивам,и прсто по памяти наших компьютеров-одним словом,присоединить нашу новую кровь,прилунить её в "Лунном городе". Хотя сама Ромашова об этом не просит ,но этого просит наш с вами интерес к космической музыке...

вторник, 21 октября 2008 г.

Эссе-"Равноденствие"

Со дня создания сайта "Равноденствие"минуло уже почти полгода.За это время наш клуб стал автором нескольких интересных инициатив. В их числе такие,как поздравление с юбилеем маэстро Жарра,продвижение идеи его концерта в Царском Селе,поддержка уникального радиопроекта "Лунный город,e-cetere...

Но самый важный успех "Новых горизонтов"-его участники,без которых были бы невозможны его проекты и затеи!
Также благодаря им,всем нашим друзьям,география клуба охватила почти всю страну:
от Петербурга-до Новосибирска,от Северодвинска-до Новороссийска...

Сегодня мы публикуем написанное Александром из северодвинска эссе о пожалуй лучшем альбоме Жарра "Равноденствие"(первоисточник-сайт:Жарр по-русски).


Гармония Equinoxe

Можно представить себе реакцию людей на самый первый альбом Жана Мишеля Жарра OXYGENE, казалось, это вершина, и никогда больше синтезаторы не запоют с такой изобразительной силой и мощью. А оказалось, первый альбом - «всего лишь» базовый лагерь альпинистов перед взятием пика Победы. Когда я думаю о достижениях человечества в области музыки, то мне представляется целая горная страна, в которой вершины - это пики творчества отдельных композиторов. Жан Мишель Жарр среди них - это горная цепь, на которой сверкает ослепительным блеском его второй альбом Equinoxe (Равноденствие).
Начало очень напоминает соответствующее начало OXYGENE, и инструменты очень похожи, но если в OXYGENE изображается новорожденный мир, еще слабый, неоформленный, но с радостным предчувствием, предощущением зарождающейся жизни, то в этом альбоме цикл повторяется уже на другом качественном уровне. Земля за 4 миллиарда лет прошла все мыслимые уровни геологического и биологического развития, поэтому в начале чувствуется некая предсказуемость, предопределенность.
Итак: Первые лучи солнца пробивают атмосферу, вслед за этой игрой лучей встает солнце (38 сек), все выше поднимается над горизонтом, его лучи согревают и небо и землю, но довольно скоро на фоне журчащей воды звучат финальные аккорды. Первая часть символизирует уходящее лето.
Вторая часть начинается с дуновения холодного осеннего ветра, идет дождь, а может, текут ручьи после осеннего дождя. От ясного синего неба остались только воспоминания, по нему теперь медленно плывут серые облака, с которых все сыплется мелкий дождь. Прохладный ветер несет по полям опавшие листья, пахнет грустью и одиночеством. Музыка все больше замедляет темп, передавая дыхание осени, впечатление усиливают пролетевшие стаи перелетных птиц (особенно на 3 мин 33 сек). Живая природа постепенно смиряется со стихиями, готовясь ко сну, свет дня сравнялся с темнотой ночи. Осеннее равноденствие. На 4 мин 15 сек подул уже морозный северный ветер, шум прибоя вызывает в третьей части ощущение свежести и наступает зима.
В воздухе закружились снежинки, музыка приобрела более мажорный характер, засверкал на солнце чистый снег, сосульки переливаются всеми цветами радуги. Солнце зависло низко над горизонтом, колыбельная мелодия навевает ощущение покоя, природа спит, отдыхает. С 3 мин 23 сек периодические удары колокола возвещают время зимнего солнцестояния, солнце зашло, наступила долгая полярная ночь. Замерзло и замерло все, жизнь погрузилась в спячку, только неутомимые подземные термальные источники издают булькающие звуки, вынося из недр земли пар и горячую воду.

Часть четвертая: зажглись звезды, заполыхало северное сияние, кто видел это чудесное явление, тот поймет меня, весь фокус в том, что сияние не стоит на месте, оно живет, оно колышется, переливается, и то мечется от края неба до края, то вращается и испускает лучи. Оторваться от зрелища просто невозможно, салюты, фейерверки и лазерные шоу не дают такого чувства настоящего, космического действа, причем в какой-то момент понимаешь, что эти потоки заряженных частиц летят на огромных расстояниях в тысячи километров, двигаясь в магнитном поле Земли с безумными скоростями. А всем этим спектаклем управляет невидимое сейчас Солнце, посылая так называемый, солнечный космический ветер из заряженных частиц. Примерно на 47 сек полное ощущение, что тобой выстрелили из лука прямо в космическое пространство, тело моментально потеряло вес, и ты летишь, словно во сне, свободно управляя своим полетом среди метеорных потоков. На 2 мин 15 сек ты делаешь короткую посадку на какой-то загадочной планете, может это Марс? На 2 мин 40 сек слышны загадочные сигналы из космоса, может это сообщения инопланетного разума, а может так изображается инопланетная жизнь. За остальное время этой части видимо успеваешь побывать во всех окрестностях нашей солнечной системы. Буйство космических красок просто поражает, я бы даже сказал – утомляет. На 5 мин видно, как Земля вращается вокруг Солнца, примерно как в картинке из учебника Астрономии, может, помните такую, там изображены 4 основных положения Земли относительно Солнца, два из них и есть иллюстрация равноденствия. У меня мурашки идут по коже в этом месте, так чувствуется движение нашей ПЛАНЕТЫ, такое постоянное, неизменное в течение миллиардов лет, словно гигантский часовой механизм, заведенный очень давно, и неспешно и исправно выполняющий волю своего Создателя. Возвращение на родную Землю происходит (видимо в день весеннего равноденствия) незаметно, словно, пробуждение ото сна. Так, наверное, чувствует себя космонавт, проснувшись на следующее утро после возвращения с орбиты, для него все земное чувствуется особенно остро, но после космического безмолвия и долгой разлуки с Землей, нет ничего восхитительнее звуков и ощущений весенней грозы в пятой части.
Вскочив, (если это возможно) с постели, космический путешественник бежит сломя голову в дождь и грозу, позабыв от радости об опасности промокнуть и удара молнии, он бежит не разбирая дороги по лужам, мокрый, но счастливый, сердце бешено колотится в диком упоении, такую радость испытываешь редко. В наэлектризованном воздухе пахнет озоном. Настроение очень напоминает «весенний бег» Маугли, перечитайте эту главу у Киплинга, не пожалеете.
В шестой части уставший и счастливый землянин переходит на ровный бег, потом на обычный шаг, он вернулся, сполна насытился энергией Земли и стал как все. В уме же не перестает благодарить земную природу за то, что есть он и есть она – такая родная планета. За то, что он ее частица.

Это тема седьмой части. Человек, недавно вернувшийся из космоса, вспоминает, какой красавицей он видел свою планету со стороны из космоса, как не мог на нее налюбоваться, готовый часами висеть у иллюминатора космического корабля. Сколько разных планет он повидал, но жизнь есть только на нашей, и красивее родной планеты во всей Вселенной не найти. Эти космические феерические картины и чувство восстановленного единения с земной природой переполняют всю душу, превращаясь в чувство любви и благодарности к ней. От нахлынувших его чувств, слезы наворачиваются на глаза и уже непонятно- то ли лицо мокрое от слез, то ли от дождя, то ли это человек плакал от полноты чувств после разлуки с Землей, то ли небо плакало после долгой разлуки со своим сыном. Сердце успокаивается от недавнего бега.
В восьмой части человек вернулся домой. Закрыл плотнее двери и окна, ливень понемногу превращается в обычный дождь. С крыши льются струйки, по лужам звонко шлепают крупные капли, из водосточной трубы вода идет мощным потоком. За окном еще слышна уходящая гроза, слышно как иногда от удара грома звенят стекла. Человек заводит свой старый патефон, звучит старинная музыка. (Вообще - это гениальная находка! Мелодия вставлена внутрь композиции подобно матрешке.) Подумать только, какой небывалой силы контраст с полетами в четвертой части! Мелодия напоминает колыбельную, на самом деле являясь старинным танго, вызывает щемящую ностальгию и детскую улыбку одновременно, человек незаметно и тихо заснул, убаюканный звуками дождя и патефона. Во сне он видит космос, густо усеянный звездами, в центре медленно вращается, постепенно удаляясь, наша планета, проплывают материки и океаны, местами затянутые белыми облаками, зрелище красиво-грустное, понимаешь, что рано или поздно придется покинуть эту колыбель жизни навсегда.
Финальная тема навеяна мыслями о нашей прекрасной Земле, о том, как она хороша, что теперь все ее красоты у нас в руках, сможем ли сохранить, не погубить нашу планету, оставить ее и своим потомкам?

Послесловие: Если OXYGENE символизирует чистый воздух, атмосферу, то Equinoxe насквозь пропах озоном, т.е. тем же кислородом, только в более концентрированной форме (О3). Дышать им можно хоть и с наслаждением, но без вреда для здоровья только несколько минут – как раз на время после только что прошедшей грозы или продолжительности звучания Equinoxe. Прослушивание этого альбома вызывает тот же эффект очищения, катарсиса. Поэтому как-то не получается Equinoxe использовать в качестве фона, все равно захватит и протрясет как следует. Сам альбом достоин называться лучшим не только в дискографии Жана Мишеля Жарра, но и лучшим альбомом синтезаторной музыки в мире, на все времена, разумеется. Я думаю, еще будут исследования творчества Жана Мишеля Жарра, подобные исследованиям трудов поэтов, к примеру, поэм А.С. Пушкина «Евгений Онегин» и «Борис Годунов». Препарируя или «проверяя алгеброй гармонию» произведения классиков, ученые находят множество любопытных закономерностей, о чем написаны тома (!!!) исследований. Второй альбом Жарра просто просится на стол специалистам по музыке, ведь альбом создавался не просто идейно о Равноденствии как образе равенства дня и ночи, как синтезе, гармонии противоположностей, но и по внутреннему строению он, безусловно, красив и гармоничен.

Александр из Северодвинска, 19.01.2006

понедельник, 20 октября 2008 г.

"Открытые письма-диалог с Царским продолжается...

Предлагаем вашему вниманию продолжение диалога с Царским Селом с новым директором музея,Ольгой Владиславовной Таратыновой:

Уважаемая Ольга Владиславовна.

В июне этого года между нашим клубом и предыдущим директором музея-заповедника «Царское Село»,Иваном Петровичем Саутовым ,состоялась короткая,но важная,на наш взгляд,переписка. Возможно,её суть Вам уже известна,однако,позвольте вкратце её напомнить: Предстоящий юбилей Царского Села станет последним из громких трёхсотлетий,празднуемых санкт-Петербургом,начиная с 2003 года. Значимость этого события выходит далеко за рамки какого-то отдельного региона,и имеет масштаб,сопоставимый с юбилейными торжествами таких всемирно известных грандов
культуры,как Версаль или Сан-Суси
Возвращаясь к переписке с господином Саутовым,хочу подчеркнуть,что речь шла об осуществлении юбилейным летом 2010 года концертного проекта с участием мастера светомузыкальных постановок под открытым небом,посла доброй воли ЮНЕСКО,Жана-Мишеля Жарра.
Прилагаемые к данному письму копии ответов из администрации Вашего музея-заповедника свидетельствуют о заинтересованности Царского села в такого рода культурном событии.
Мы были бы глубоко признательны Вам за возможность узнать Ваше мнение по поводу озвученной здесь идеи.Принимая во внимание тот факт,что музей-заповедник является бюджетной организацией,мы делаем всё от нас зависящее,чтобы данный проект обрёл надёжного финансового партнёра. В частности,мы обратились с предложением поддержать этот замысел в Северо-Западный Банк,являющийся одним из друзей Царского Села. Помимо этого наш клуб ведёт переговоры с продюсерской компанией,имеющей прямые контакты с композитором,и,наконец,нами подготовлено письмо-обращение к господину Жарру,которое мы планируем вручить ему во время его небольшого концерта,намеченного на 19 ноября в БКЗ «Октябрьский».Одним из наших специалистов по дизайну в настоящее время готовится серия 3D- макетов для иллюстрации возможностей постановки свето-музыкального действия на различных площадках «Царского».
Однако,несмотря на все предпринимаемые усилия,они могут оказаться тщетными без поддержки с Вашей стороны,которая могла бы быть выражена,к примеру,в виде привлечения внимания к проекту со стороны правительства Санкт-Петербурга.

С уважением,члены клуба «Новые горизонты»,
Руководитель Игорь Киселёв.
.
E-mail: newhorizons@yandex.ru

пятница, 19 сентября 2008 г.

Первая встреча....

Однажды,а если быть точным,8 марта 2000 года,петербургская публика впервые соприкоснулась с творчеством Жана-Мишеля. Случилось это на незабываемом концерте
Милен Фармер,которая посетила Санкт-Петербург во время своего "милениум-тура".
Режиссёр-постановщик света этого щоу также сотрудничает с Жарром в его мега-спектаклях.-Блестящее начало тысячелетия...

воскресенье, 24 августа 2008 г.

happy birthday

Уважаемый мьсье Жарр! Примите сердечные поздравления от всех Ваших поклонников из стран СНГ.Желаем Вам успехов в достижении Ваших творческих целей,оставаться всегда полным неожиданных музыкальных идей,и в то же время продолжить то,что было начато Вами в альбоме "Кислород". Пусть Ваша музыка,и неповторимые в постановочном плане концерты будут как и прежде объединять людей из разных городов и стран мира. Хотелось бы пожелать Вам,чтобы тот вклад,что вносят Ваши произведения в мировую музыкальную коллекцию, продолжал определять развитие современной электронной музыки. Счастья Вам,и всего солнечного, Члены интернет-сообщества любителей электронной музыки из стран СНГ.

Dear monsieur Jarre!Please take warm congratulations from all your admirers from countries of CIS. We wish you great success in your creation, to be always full of unexpected musical ideas and the same time continue your ideas that you have begun to use in the album 'Oxygene'. We wish your music and unique concerts unifies so many people from different cities and countries all over the world like it has doing before. And so we wish the contribution that your works make to the world musical collection continues to determine the development of modern electronic music. We wish you good luck and sunny days! Internet community of electronic music lovers from countries of CIS.

Our sites in internet:
http://jarre.webteka.com/
http://ravnodenstvie.blogspot.com/

суббота, 16 августа 2008 г.

О проекте концерта Жарра в Царском Селе

Последние два месяца наш клуб "Новые горизонты"совместно с форумом "Жарреный кислород"приступили к разработке идеи организации концерта Жана-Мишеля по случаю трёхсотлетия Царского Села.
Ниже приведён проект письма,которое нами планируется к передаче композитору во время ноябрьского концерта в петербургском Б.К.З."Октябрьский":

Уважаемый господин Жарр.
От имени всех российских ценителей Вашего творчества Санкт-Петербургский клуб любителей электронной музыки «Новые горизонты» приветствует Вас на Невских берегах,и выражает Вам глубокую признательность за включение России в Ваш концертный тур,куда вошёл и наш город.Последнее обстоятельство особенно важно,поскольку Санкт-Петербург является одной из колыбелей электронной музыки,где был изобретён терменвокс-уникальный инструмент,используемый Вами на концертах последнего десятилетия.Нам приятно сознавать,что идея Льва Термена о визуализации музыки прошла красной нитью через всё Ваше творчество,одной из вершин которого стал светомузыкальный спектакль у стен московского университета в 1997 году. Без приувеличения можно сказать,что огромная масса даже неблизких к музыке людей до сих пор находится под впечетлением этого незабываемого спектакля!
Мы были бы счастливы,если бы Вы рассмотрели возможность постановки нечто подобного в условиях уже петербургской архитектуры.
Уместно будет заметить,что 2010 год объявлен в нашей стране годом культуры Франции,и совпадает с юбилеем Царского Села,одного из красивейших пригородов Санкт-Петербурга,-что может послужить поводом к осуществлению подобного проекта.
Первичная договорённость с администрацией музея-заповедника,и правительством Санкт-Петербурга недавно была достигнута.
В качестве иллюстрации предложенной идеи,представляем Вам 3-D эскизы панорам дворцово-паркового ансамбля Царского Села с наложенныой на них компьютерной графикой прекционно-световых эффектов.

Ещё раз искренне благодарим Вас за долгожданный для петербуржцев визит в наш город,за Ваш концерт,ставший для него праздником.

С уважением,члены клуба «Новые горизонты».
Руководитель,Киселёв Игорь.

среда, 23 июля 2008 г.

Жарр едет в Петербург!!!

Наконец сбылась мечта меломанов Санкт-Петербурга . Вот расписание осеннего тура композитора по странам Восточной Европы,взятое с сайта jarreuk.com/ Надеюсь,этот шаг композитора закончится тропинкой в Санкт-Петербург.

JULY 16TH: Jean Michel Jarre’s Management have just confirmed to JARRE UK today, the following list of planned Concerts and Venues for Jean Michel Jarre’s forthcoming second stage of his ‘OXYGENE IN CONCERT’ Tour in November & December 2008:-NOVEMBER 200805/11/08 - Rome, Italy - Gran Teatro06/11/08 - Milan, Italy - Teatro Arcimboldi07/11/08 - Ljubljana, Slovenia - Hala Tivoli 108/11/08 - Belgrade, Serbia - Belgrade Arena
10/11/08 - Bucharest, Romania - Sala PolivalentaVenue Capacity: 6000 - Tickets: Lei 400/300/200/100Tickets On Sale Now - www.bilet.ro12/11/08 - Budapest, Hungary - Papp Laszlo Sports Arena13/11/08 - Prague, Czech Republic - O2 Arena17/11/08 - Moscow, Russia - Kremlin Palace19/11/08 - St Petersburg, Russia - Ledoviy Dvorets21/11/08 - Moscow, Russia - Kremlin Palace23/11/08 - Riga, Latvia - Arena Riga25/11/08 - Vilnius, Lithuania - Siemens Arena28/11/08 - Bratislava, Slovakia - Incheba Expo (MAY BE SUBJECT TO CHANGE - POSSIBLE MOVE TO 27/11/08 ACCORDING TO PROMOTER)29/11/08 - Kosice, Slovakia - Steel Arena

вторник, 1 июля 2008 г.

"открытые письма"-третья часть

Наконец нами было получено письмо из музея-заповедника "Царское Село".Сегодня удалось его выложить:
От: sautov@tzar. ru
Кому: newhorizons@yandex. ru
Написано: 25 июня 2008г.
Тема: ответ Игорю Киселёву о светомузыкальном шоу Жара



Уважаемый г-н Киселёв!

ФГУК ГМЗ «Царское Село» благодарит Вас за предложение о сотрудничестве. Имя маэстро Жара, как мастера светомузыкальных шоу, нам известно, и мы были бы рады возможности осуществления совместного с ним проекта, посвящённого 300-летию Царского Села.
Однако для конкретного рассмотрения данного предложения и его реализации просим предоставить нам следующую информацию:

- подробный технический райдер
- стоимость всего проекта с предоставлением финансовой сметы

А также концепцию финансового решения данного проекта т.к. музей, являясь государственной бюджетной организацией, не располагает достаточными средствами для самостоятельного осуществления подобных проектов

Ждём Вашего ответа

С уважением

Директор ФГУК ГМЗ «Царское Село»,
профессор И.П. Саутов

воскресенье, 22 июня 2008 г.

"открытые письма-часть2

Продолжаем наш подпроект"открытые письма".На прошлой неделе нами было отправлено письмо в музей-заповедник "Царское Село". И его-то мы и публикуем сегодня,дожидаясь ответа:
Господин Иван Саутов.С каждым днём набирает всё больший ход подготовка к торжественной дате-трёхсотлетию музея-заповедника «Царское Село».Разрешите и нам,петербургскому клубу «Новые Горизонты» поделиться своей точкой зрения на то каким нам видится одно из центральных событий юбилея.Таковым,на наш взгляд,может стать светомузыкальный спектакль маэстро Жана-Мишеля Жара у фасада Екатерининского дворца. Почему нам представляется достойным концерт именно этого композитора? –Стоит упомянуть лишь некоторые из его удачных проектов:Концерт в честь Папы Римского на старых набережных Лиона,выступление у стен Версаля и представление у подножия египетских пирамид,а также в древнем Акрополе,и в «запретном городе» в Пекине.-Подобный выбор становится вполне оправданным.Уместным будет заметить,что посол доброй воли ЮНЕСКО,господин Жарр готовил своё музыкальное рандеву с городом на Неве ещё в дни его трёхсотлетия,но из-за организационных проволочек представление тогда было отменено.Сейчас ситуация изменилась. К примеру,компания «Газпромнефть» с недавних пор стала проявлять определённый интерес к этому проекту.Однако,более решающим,на наш взгляд является внимание к нему со стороны городских властей.Немаловажно и то,что юбилейный для Царского 2010 год объявлен уже годом Франции в России.До Вашего торжества два года,но как показала практика,это тот оптимальный срок,за который возможно решить финансовые и организационные вопросы,связанные с осуществлением проектов такого рода.Были бы рады,Иван Петрович,узнать Ваше мнение по поводу состоятельности предлагаемой нами идеи на Вашем празднике.С уважением,руководитель клуба «Новые Горизонты»,Игорь Киселёв.

четверг, 12 июня 2008 г.

подпроект "открытые письма".часть первая

С сегодняшнего дня в рамках нашего сайта стартует новый небольшой подпроект «Открытые письма»!
А придумали мы его не столько для того,чтобы освежить данную Интернет-страницу,но главное,чтобы дать возможность её посетителям увидеть деятельность «новых горизонтов»,так-сказать,в режиме он-лайн.
Я решил начать с письма ,направленного нами 24 января сего года в пресслужбу компании Газпром-нефть.-Это обращение,как ни странно,до сих пор находится на рассмотрении:
Уважаемая Татьяна Вадимовна!Этим письмом я хотел бы продолжить начатый в августе наш с Вами диалог. И прежде всего, я был бы признателен Вам за известие о развитии предложенной нами идеи организации в Петербурге концерта композитора-постановщика Жарра в поддержку проекта «Охта-центр». Как Вы сами понимаете, дальнейшая ее судьба меня интересует крайне! В недавнем интервью одному из отечественных журналов господин Жарр говорил о готовности вновь посетить Россию в рамках уже начинающегося концертного тура, посвященного выходу нового альбома. Так что будет глубоко несправедливо, если и в этот раз Санкт-Петербург упустит столь весомый шанс стать сценой свето-музыкального спектакля Жарра… Впрочем, остановлюсь немного подробнее на новом альбоме композитора «Кислород-3D», выход которого к тридцатилетию творчества Жан Мишеля.Точнее сказать, попытаюсь провести некоторую параллель между этой музыкой и образом будущей Охтинской башни, сколь бы странной она не показалось с первого взгляда.Обе они, одна мелодийно, другая архитектурно, уводят мысли и взгляд в высь, в атмосферу, туда, откуда виднеются новые горизонты привычной жизни. Может быть, подобные ассоциациии как раз и наполнят вероятный концерт особым содержанием. Смысловая же составляющая шоу, призывающая к, если можно так сказать, «толерантности» в архитектуре, уверен, помогла бы снизить накал в отношениях между сторонниками первого петербургского небоскреба и ЮНЕСКО, послом доброй воли которого является Жарр.Однако, резонанс от гастролей маэстро из Леона мог бы оказаться на порядок выше, будь они, помимо прочего, приурочены к презентации новой общественной организации (фонда или совета, точное название здесь не принципиально), которая своей целью ставила бы содействие сохранению и поддержанию в должном виде «классических» фасадов Петербурга. И хотя это пока только фантазия, подобная инициатива под эгидой Газпрома была бы вполне обоснована, ведь тогда, согласитесь, высотная доминанта квартала «Охта-центр» окажется для петербуржцев не просто символом будущего города, к которому надо будет еще привыкнуть, но, главное, станет в их глазах своеобразным залогом того, что лицо «старого» Петербурга будет всегда узнаваемо. Буду рад любому отзыву с Вашей стороны. Всего доброго Вам в наступившем новом году, с уважением Игорь Киселев, руководитель инициативной группы «Новые горизонты»

воскресенье, 1 июня 2008 г.

Что дальше?

Остались в прошлом шестидесятилетие победы,юбилей Петергофа,саммит большой восьмёрки,прошлогодний юбилей космонавтики-события,к каждому из которых могло быть приурочено выступление Жана-Мишеля на берегах Невы. Не случилось...
И не только по вине упомянутого мной в предисловии замкнутого круга,но и из-за тщетных надежд,исходивших от людей,которые на самом деле помогать не спешили,но предпочли бы остаться наблюдателями,-а вдруг у нас что-нибудь выйдет?
Увы-им не пришлось объявить о своей причастности к победе,по причине отсутствия таковой.
Однако,время идёт и не за горами трёхсотлетие Царского Села,которое,кажется,совпадает с годом Франции в России,так-что шансы есть!
Дело за малым-окажется-ли этот замысел по душе кому-нибудь из городского или федерального правительства? Да-да,всё упирается в их подъёмность,а вовсе не в деньги,поскольку семьдесят процентов концертов Жарра происходили по инициативе сверху...-Такова уж статистика

суббота, 17 мая 2008 г.

Терменвокс-мост между Лионом и Петербургом

С 1997 года Ж.М.Жарр,возможно сам того не подозревая,в каждом своём концерте шлёт привет Петербургу.Это случается всякий раз,когда композитор играет на терменвоксе.
Не знаю почему,но многие,в том числе,как ни странно и сам Жарр, считают этот электромузыкальный инструмент изобретённым в Москве. Вероятно из-за того,что вторую половину жизни изобретатель прибора Лев Термен прожил в столице,а тут ещё в памяти всплывает знаменитая сцена демонстрации музыкально-технического чуда в Кремле,в присутствии Ленина...
На самом же деле первый терменвокс был создан Львом Сергеевичем в Петрограде,когда тот работал в лаборатории профессора Иоффе!
однако,в самом Питере,увы,мало кто знает что город на Неве является одной из колыбелей электронной музыки.Даже Термен-центр,который продолжает популяризировать идеи петербургского физика-музыканта находится опять-же в Москве.
Развеять столь досадное заблуждение мог бы концерт Жарра на Неве.
Когда произойдёт невское рандеву неизвестно,ясно одно-однажды оно случится,поскольку музыкальный мост между Лионом и Петербургом,каким стал "голос термена",уже проложен,правда пока он разведён...

четверг, 1 мая 2008 г.

Петергоф-300



























Это не фотографии с шоу Жарра у фасада Версаля-это снимки со светомузыкального спектакля в честь трёхсотлетия Петергофа( 17 сентября 2005 г.)




А состоялось оно,отчасти,благодаря переписке "Новых Горизонтов"с администрацией музея-заповедника. Тогда даже рассматривалось участие в торжествах непосредственно маэстро из Леона! Но всёже решили ограничиться своими силами. Что-же,-удалось наславу,




хотя звуковой ряд шоу оказался слабоватым,мало соответствуя красоте и насыщенности визуальной его составляющей.




Так-как фотографии сделаны на основе стоп-кадров видео,они имеют разрешение среднего качества.




суббота, 26 апреля 2008 г.

предисловие

Доброго времени суток всем История, о которой пойдет речь - авантюра, которая не окончилась и по сей день. Собственно это обстоятельство и стало стимулом рассказать о ней в этом журнале, так как, быть может, при вашем участии она может быть, наконец, завершиться чем-нибудь разумным. Уже пять лет, как в Петербурге возникла затея приглашения на Невские берега Жана Мишеля Жарра. А решили попытать счастья таким вот образом четверо меломанов, решивших назвать себя инициативной группой «новые горизонты» Понятно, что подобное начинание сродни поиску черной кошки в темной комнате, однако, в нашем случае не обошлось и без позитива. Началось же все с эйфории трехсот-летия Питера, точнее с переписки со штабом подготовки торжеств. К сожалению, эта часть эпопеи окончилась скандально известным шоу Хиро-Ямагото. Но мы не унывали, а просто несколько сменили «боевую тактику» - полетели письма и факсы во все возможные организации и компании Петербурга и Москвы, которые на наш взгляд могли придать импульс проекту продюсерским или спонсорским образом. И такие находились: среди них, например, комиссия по делам ЮНЕСКО, международное концертное агентство, компании «Балтика» и «Газпромнефть». Но авантюра не была бы таковой, если бы каждая из этих находок не имела свою обратную сторону. Так продюсерский центр вроде бы готовый взяться за организацию концерта главным условием ставит наличие гарантийного письма от спонсора, которые в свою очередь требуют предьявить ответ от самого Жарра. Тем временем пресс-служба самого композитора хранит глухое молчание, видимо не видя смысла в контакте с неизвестной, да и поправде сказать «самодеятельной» инициативной группой. И вот недавно, нами было получено письмо из комиссии ЮНЕСКО, где предлагается предоставить проекту бренд ЮНЕСКО – казалосьбы вот он выход, но лишь при условии показа точной концепции концерта. Без участия маэстро сообразить что-либо похоже не удастся, а хотелось бы, круг замкнулся, как заколдованный. Такая вот интрига. Чем все закончится предположить не берусь, ясно одно, что при всем уважении к барханам Марокканской Сахары Стрелка Васильевского острова, что в Питере, место куда более располагающее к световому «
перфомансу Впрочем,в свете начавшегося театрального тура маэстро,можно надеяться что Жарр
всёже заглянет и в Петербург.
А чтобы это произошло,нужно нам,его поклонникам,предпринять хоть какие то совместные шаги.
Так-что,буду благодарен за любой совет и содействие.


Игорь.

e-mail: newhorizons@yandex.ru